ISSN 1997-9657
       

Кудрявцев В.Т. Игра и развитие воображения ребенка: взгляд с позиций культурно-исторической психологии

Фрагмент статьи

…Идея, ставшая аффектом, понятие,
превратившееся в страсть: прототип этого
спинозовского идеала в игре, которая есть царство
произвольности и свободы.
Л.С.Выготский

О том, что игра и развитие воображения связаны «по определению» или даже «по существу», знает любой студент-психолог. Вместе с тем эта связь не является столь очевидной, как может показаться на первый взгляд. В этом убеждает подход к проблеме с позиций культурно-исторической психологии Л.С. Выготского, где она, собственно, и была впервые содержательно поставлена, хотя предпосылки для такой ее постановки мы обнаружим в философско-психологических теориях воображения и игры в широком диапазоне авторства: от И. Канта до Дж. Сели. Но именно внутри не(о)классической психологии Л.С. Выготского – анализ теоретико-методологической специфики которой выступает предметом исследований кафедры теории и истории психологии Института психологии им. Л.С. Выготского РГГУ, – данная проблема была осмыслена как проблема развития личности или точнее – личностного роста ребенка.

Не(о)классическая психология игры

Почти полвека назад, в октябре 1964 г., в Москве состоялся cимпозиум по психологии и педагогике детской игры, организованный Институтом дошкольного воспитания АПН РСФСР. Этот симпозиум стал уникальным событием в истории наук о детстве, в его работе приняли участие ведущие советские психологи и педагоги – А.В. Запорожец, Д.Б. Эльконин, А.П. Усова, Ф.И. Фрадкина, Р.И. Жуковская и др., а тексты выступлений некоторых из них затем вошли в хрестоматии. С тех пор попыток комплексного обсуждения природы и путей развития детской (дошкольной) игры в нашей стране не предпринималось.

Тем не менее и позднее ставилась задача подступиться к анализу феномена человеческой игры (не только – детской) как целого, причем с позиций различных научных дисциплин – психологии, педагогики, философии, социологии. Возможной базой для их консолидации являются теоретические представления об этом феномене, выработанные в русле «неклассической», по выражению Д.Б. Эльконина, психологии Льва Семеновича Выготского. Впрочем, психологию Выготского правильнее было бы назвать не(о)классической. Ведь Даниил Борисович противопоставил ее традиционной («старой» – в терминологии Выготского) психологии, которая в своих развитых, завершенных, классических формах – от «психологии сознания» до бихевиоризма – выработала свой объяснительный ресурс. Выготский в этом смысле, конечно, – не классик-выразитель типичного духа науки первой трети XX столетия, а неоклассик, классик современной психологии.

Полный текст читайте в журнале "СДО"

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.