ISSN 1997-9657
       

Илькиз Алтиноглю Дикмеер: «Не хвалите и не критикуйте ребенка, хвалите и критикуйте его поведение, поступки, действия»

Аннотация

C Илькиз Алтиноглю Дикмеер, вице-президентом Турецкой психологической ассоциации, доктором психологии (PhD), детским клиническим психологом, мы обсуждаем важные вопросы, которые затрагивают всех участников процесса воспитания и образования дошкольников. Несмотря на большие возможности получения информации, родители не всегда знакомы с такой концепцией, как инклюзивное образование, удивляются, когда дети заявляют о своих правах ребенка, воспитатели порой неумышленно могут нарушить этические правила и нормы, – все это усложняет процесс образования и отрицательно сказывается на качестве образования. Тем более ценно открытое обсуждение такого рода вопросов.

Полный текст

В этом году партнером VIII Меж­ду­народной конференции «Воспитание и обучение детей младшего возраста» (ECCE 2019) стала Турецкая республика. Какое значение это имеет для вашей страны?

– Такая форма сотрудничества интересна и значима для обеих стран. Несколько месяцев назад в Анкару приезжали представители Российского психологического общества, проводились профессиональные встречи и затем нашими странами был подписан Меморандум о сотрудничестве, что подтверждает наше стремление к сотрудничеству с российскими коллегами. До этого мы не владели обширной информацией о конференции и рады тому, что теперь у нас есть эта информация, и мы с большой заинтересованностью участвуем в этом проекте.

Илькиз, как складывалась ваша карьера?

– В психологии я работаю вот уже практически 30 лет, если точнее, идет 29-й год моей работы в этой сфере. В 1990 году я закончила Ближневосточный технический университет, факультет психологии и начала работать с детьми и их родителями. И я очень рада, что сделала выбор в пользу работы с детьми, поскольку я не чувствую себя комфортно, работая со взрослыми. Конечно, я общаюсь с родителями детей, но это иное направление, я взаимодействую с ними в контексте проблем, с которыми сталкиваются их дети. Мне некомфортно работать с психопатологиями взрослых.

В целом мой стаж работы в детских психиатрических клиниках составляет 21 год, последние восемь лет я преподаю психологию. Это полная и частичная занятость в университетах Анкары. Курсы могут изменяться в зависимости от программы в семестре. Но в основном это курсы по возрастной психологии и курсы по детской и взрослой психопатологии. При этом я не оставляю практиче­скую деятельность, у меня частная практика в Анкаре. Помимо этого с 2010 года я веду курсы по повышению квалификации при Турецкой Ассоциации психологов для молодых специалистов. Таким образом, моя деятельность сейчас главным образом сосредоточена на работе с детьми и преподавании.

Выступая на конференции, вы говорили о важности соблюдения прав ребенка. А в каком возрасте ребенок должен получать информацию о своих правах?

– Я думаю, с четырех или пяти лет. Следует найти правильный метод, чтобы донести до детей информацию об их правах. Нельзя ожидать от трехлетнего ребенка понимания таких концепций, как право, или что такое детские права. Можно помочь детям в изучении себя, как определять свои границы, как защищать себя. Начинать лучше не с объяснения, что такое права, а с упоминания о правах в подходящих ситуациях. Тогда в их сознании сформируется понимание, что у них есть права. А вот уже когда дети достигают пятилетнего возраста, с детьми можно беседовать о правах, можно говорить о том, что они должны знать свои права.

С какого возраста дети начинают посещать дошкольные учреждения в Турции?

– Если маме необходимо выйти на работу, то она может отдать ребенка в ясли с 6 месяцев. Но обычно дети начинают ходить в сад в два года. Если мама не работает или у ребенка есть няня, то он может оставаться дома до трех лет. Если ребенку больше трех лет, то ему следует ходить в детский сад. Это наша рекомендация – рекомендация психологов. Это не является обязательным, т.е. по закону это не требуется. Тем не менее, как психологи мы информируем родителей, что ребенок после двух лет нуждается в социализации. Если в возрасте от двух до трех — это не принципиально, то после трех мы настоятельно рекомендуем ходить в детский сад.

То есть информацию о своих правах дети должны узнать еще в детском саду. Кто должен их проинформировать?

– Это могут сделать родители или воспитатели, но я думаю, что воспитатели могли бы это сделать лучше. У воспитателей лучше получается говорить с детьми о таких вещах. Они знают уровень когнитивного развития ребенка и смогут адоптировать информацию и ее подачу в соответствии с возрастным развитием. Зачастую родители не могут правильно определить, в какой форме им это сделать, поэтому у воспитателей это получается лучше, но родители тоже должны беседовать с ребенком о правах. И, конечно, замечательно, когда в детских передачах, мультфильмах затрагивается эта тема.

Как взрослым (воспитателям, родителям, бабушкам и дедушкам) не попасть в ловушку, если дети пытаются манипулировать ими, опираясь, как бы, на свои права? Например, я не хочу что-то делать, потому что у меня есть права или, наоборот, воспитатель должен обязательно что-то сделать, опять же потому, что у ребенка есть права, и далее ребенок дает отсылку на это право.

– Возможно, нам следует начинать с основных прав и помогать детям учиться правильно пользоваться своими правами. Также важно доносить до детей, что взрослые заботятся о них, об их безопасности, а не просто, например, отстаивают свою точку зрения, которая не совпадает с детским взглядом на какую-то ситуацию. Ваш вопрос напомнил мне один случай из моей родительской практики. Мой сын только пошел в первый класс и однажды попросил меня кое-что для него сделать. Я ответила ему, что не буду этого делать, поскольку это неприемлемо, но сын настаивал на том, что я должна ответить «да», так как ему очень этого хочется и у него есть права. «Это же право ребенка! А я ребенок и у меня есть мои права! Именно поэтому ты и должна это выполнить». Я объяснила ему, что я не должна этого делать, поскольку у меня, как у мамы, тоже есть права и согласно этим правам я не обязана выполнять его просьбу. После этого, не сказав в ответ ни слова, он вышел из комнаты и через пять минут вернулся с книгой в руках. «Посмотри! – попросил он. – Вот несколько страниц, где написаны права детей и нет ни одной страницы, ни слова о правах мамы. Вот видишь, ты должна это сделать!»

Конечно, это была своего рода манипуляция. Я верю, что с возрастом дети будут пользоваться своими правами более осознанно и правильно. Но взрослые должны учить их тому, что наличие прав не тождественно тому, что они вольны делать все, что они хотят. Права всех соблюдаются в полной мере только, если каждый уважает права другого и не нарушает их. Думаю, это не должно стать большой проблемой.

А какие этические проблемы и вызовы актуальны для современного психолога?

– Особое беспокойство вызывает то, что некоторые некомпетентные люди, не являющиеся специалистами в сфере психологии, пытаются выдавать себя за таковых. Они пытаются действовать как психологи, давая разного рода советы, рекомендации, консультации. При этом они могут нарушать этические принципы, которых придерживаются профессионалы.

Сейчас много споров идет об инклюзивном образовании. Как вы относитесь к этой проблеме?

– Для детей с особенностями я вижу здесь хорошие возможности, поскольку они могут познакомиться с другими детьми, возможно чему-то у них научиться. Это является положительным моментом. Но я знаю достаточно ситуаций, когда инклюзивное образование вызывает недовольство родителей детей без особенностей развития. Порой так происходит в связи с тем, что дети без особенностей развития и специальных потребностей подражают, копируют модели поведения детей с особенностями. Или, например, ребенок с особенностями может агрессивно себя вести, и тогда родители не хотят, чтобы он был в одной группе с их детьми. Если это частная школа или сад в Турции, то администрация для того, чтобы не потерять нескольких детей, часто просит родителей ребенка с особенностями развития найти для него другую школу, что, конечно, является нарушением прав этого ребенка. Я полагаю, что при правильной организации инклюзивное образование имеет преимущества как для детей с особенностями, так и для других детей. Дело в том, что ситуация инклюзивного образования ближе к реальной жизни, так как в обществе есть люди с физическими и эмоциональными особенностями (нарушениями). Чем раньше дети учатся жить и взаимодействовать с такими людьми, тем лучше для общества.

Если в группе есть дети с особенностями развития, например, эмоциональными, должны ли воспитатели объяснять детям, что некоторые дети особенные?

– Делать это нужно очень тактично и умело, не стигматизируя этих детей, не навешивая ярлыков. Например, можно сказать, что у некоторых детей есть сложности. Они наши друзья и нам следует вести себя по-дружески, можно привести примеры, как. Беседы такого рода помогут детям понять ситуацию и будут содействовать правильному взаимодействию между детьми. Но если воспитатель будет говорить, например, что вот у Джона есть эмоциональные нарушения, у него эмоциональное расстройство, он не может правильно делать какие-то вещи и т.д. Чтобы он ни сделал, не реагируйте, не предпринимайте никаких дейст­вий. Это не лучший способ, чтобы помочь детям взаимодействовать. Таким образом, педагог должен воспитывать других детей, как поступать и как обходиться друг с другом, исходя из конкретной ситуации, учитывая особенности конкретного ребенка или детей.

Должны ли дошкольные педагоги иметь дополнительное образование для работы с детьми с особенностями?

– Вообще это нелегко воспитывать и обучать порядка двадцати детей одновременно, и уж тем более, если среди этих детей есть дети с особенностями. Дело в том, что мы можем пропустить, не заметить или неправильно воспринять какие-то особенности поведения. Например, ребенок ведет себя так, потому что у него есть эмоциональные нарушения или это вызвано определенным этапом развития и никаких отклонений нет? В связи с этим педагогам следует знать специфичные симптомы. Они не должны изучать методы вмешательст­ва или лечения. Например, ребенок с незначительной умственной отсталостью будет отличаться по поведению от ребенка с навыками саморегуляции своих эмоций. В определенных ситуациях ребенок с особенностями может не справляться из-за уровня развития когнитивных способностей. Педагоги дошкольных образовательных учреждений должны хорошо в этом разбираться. Иногда такой ребенок не справляется с довольно простым заданием, а воспитатель может, не осознавая причин, злиться на ребенка и комментировать: «Ну это же так просто!». Поэтому у воспитателей должны быть знания в этой сфере.

Если воспитатель замечает, что у ребенка есть какие-либо отклонения, что ему следует сделать?

– Сначала нужно проконсультироваться с психологом, который работает у них в детском саду, и уже после консультации с ним поговорить с родителями.

У вас большой опыт работы с детьми. Какие нарушения развития наиболее распространены в современном мире по сравнению с предыдущими годами?

– В современном мире в более ощутимой мере по сравнению с предшествующими годами распространен аутизм. Специалисты, однако, пока не пришли к единому мнению, действительно ли это так и детей с аутизмом становится больше или повысился уровень диагностирования симптомов аутизма.

Также здесь можно упомянуть гиперактивность. Причина роста уровня гиперактивности, возможно, кроется в том, что раньше дети гораздо больше играли на улице, у них была возможность реализовать свою физическую активность. У них было больше времени для свободной игры. Теперь у детей есть всевозможные гаджеты, и они проводят свое свободное время у экранов. Также и во время пребывания в детском саду детям порой приходится сосредоточенно выполнять задания, некоторые задания нужно выполнять сидя.

Современным детям стало сложнее ладить между собой, находить общий язык. Можем ли мы говорить в этом случае о эмоциональных нарушениях у детей?

– Порой мы сталкиваемся с тем, что более старшие поколения, иногда родители, а чаще бабушки и дедушки, видя своих подопечных за компьютером, телефоном или планшетом, воспринимают это как показатель высокого уровня интеллектуального развития у детей. «Он еще такой маленький, а уже умеет управляться с компьютером!» – восхищается бабушка внуком. Бабушки и дедушки расценивают это даже как одаренность ребенка и всячески поддерживают внуков в их «занятиях» за компьютером или планшетом.

Зачастую такая «одаренность» может привести к неумению общаться с детьми, а позднее с другими людьми. Это может стать причиной тяготения детей к одиночеству, они чаще становятся интровертами. Современные сред­ства, такие как компьютеры, планшеты и т.д., могут выполнять роль триггеров такого рода ситуаций. Мы не можем в таких случаях ссылаться только на эмоциональные нарушения или эмоциональные расстройства, вызванные наследственностью или эмоциональным складом ребенка. Мы можем сказать, что среда может усиливать социальную изоляцию, подталкивать ребенка к тому, что он предпочитает одиночество.

Образовательную среду следует организовать таким образом, чтобы у детей были возможности для развития мелкой и крупной моторики, когнитивных, эмоциональных и социальных навыков. Если в процессе организации образовательной среды взрослые заботятся только о развитии когнитивных навыков, а стимулы для физической активности, развития эмоционального интеллекта отсутствуют, то в результате мы получим диспропорциональное развитие навыков.

Образовательная среда должна включать все необходимые области. Пребывание в дошкольном учреждении не означает, что ребенок изучает только буквы и цифры, квадраты и треугольники. Безусловно, в детских садах необходимо поощрять развитие социальных и эмоциональных навыков, организовывать соответствующие практики. Только в детском саду дети могут научиться делать что-то по очереди, терпеливо ждать.

Что мы частенько делаем дома? Например, мы собираемся обедать. В первую очередь мы ставим тарелку для ребенка. Еду ребенок тоже получает первым. Чаще всего, в первую очередь, родители проявляют заботу о ребенке. Дома дети ощущают себя принцами и принцессами. А вот в детском саду есть еще порядка 20 принцев и принцесс, и поэтому ребенок вынужден понять, что он не один-единственный. Он один из детей и он должен подождать своей очереди, ему приходится делиться игрушками с другими детьми. Это то, чему дети не могут научиться дома.

В то же время перед воспитателем стоит задача создать комфортную атмосферу для детей. Если мы посмотрим на шкалы, которые используются для оценки качества образования в детском саду, то увидим, что воспитателю рекомендуется, например, при встрече и прощании обнимать ребенка или, если ребенок расстроен, то воспитатель, выслушивает ребенка, чтобы утешить, говорит ласковые слова, обнимает. Как воспитателю чутко определить границы прикосновений, как со своей стороны, так и со стороны ребенка?

– Это очень важная тема. Как вы уже сказали, обнимать ребенка при встрече, прощании, в сложной ситуации – это нормально и правильно. В этом случае мы содействуем правильному эмоциональному развитию. Но если воспитатель допускает неуместные прикосновения или позволяет ребенку так поступать, то это неправильно.

Если вы хвалите ребенка: «Хорошо! Молодец! Ты отлично справился! Умница! Ты выполнила задание очень быстро!», и при этом гладите ребенка по голове или обнимаете, то это правильно, это уместно, это хорошо. Это как раз то, в чем ребенок нуждается. Мы знаем, что прикосновение – это лучший и самый простой способ установить теплые отношения. Что крайне важно для ребенка. Но если у вас есть какие-то плохие намерения, то ребенок сразу это почувствует. С другой стороны, если воспитатель не прикасается к детям, не обнимает их, не излучается тепло, то ребенок будет чувствовать эту холодность, он будет ощущать, что воспитатель дистанцируется от него. А это плохо для социального и эмоционального развития ребенка.

Педагог всегда может объяснить детям, как им защитить себя от неуместных прикосновений и донести до них разницу между хорошими, добрыми прикосновениями и плохими. Например, если ребенок хочет положить голову на грудь воспитательнице, то это очень хорошая образовательная ситуация, когда воспитательница может объяснить, что так делать не нужно. Воспитательнице следует четко сказать: «Нет, это неуместно. Так делать не следует».

Нужно ли воспитательнице объяснять, почему? Смогут ли дети понять объяснение, ведь дома ребенок может прижаться к маме и положить ей голову на грудь.

– Ребенку двух лет можно просто сказать: «Нет, так делать не нужно». А если ребенку уже больше трех лет, то он сможет понять, если вы ему скажете, что это личные отношения. Но и совсем маленьким детям нужно говорить твердое «нет». Если одна воспитательница скажет четкое, однозначное «нет», другая воспитательница скажет «нет», то ребенок сможет осознать, что это неуместно, а позднее уже понять, почему.

Учитывая, что «обнимашки» так важны для детей, что делать воспитательницам, которые не склонны обниматься, т.е. у них нет искреннего желания обнять ребенка. Можно ли этому научиться?

– Я не очень бы на это рассчитывала. Я имею в виду, что таким вещам научиться непросто. Воспитательница может это выполнять только лишь потому что она изучала это во время получения педагогического образования. Безусловно, педагогам в высшей школе и в детском саду необходимы разные качества, мы не ожидаем, что преподаватель вуза будет при встрече обнимать студентов, но воспитателю в детском саду необходимо иметь эту отзывчивость на действия детей, конечно, с разумными ограничениями. Если у воспитателя или воспитательницы не было опыта проявления теплых отношений в детстве, то им будет сложно научиться этому, им сложно стать более «теплыми» в отношениях. Воспитателю нужно не просто обнять ребенка, нужно передать свое тепло. Если прикосновения для вас не органичны, то нужно найти другой способ выражения своей привязанности, доброго отношения. А если вам не удается найти иных путей, то вам следует отказаться от работы педагогом в детском саду, поскольку ребенку это крайне важно и необходимо.

А что может быть заменой прикосновений в этом случае? Что вы можете порекомендовать?

– Ваше теплое отношение может прекрасно передать улыбка, жесты, осанка, мягкие интонации. Но все это должно быть по-настоящему, не нужно притворяться. Также следует обратить внимание на то, что вы проявляете это по отношению ко всем детям, а не только к одному. Иногда воспитатели объясняют это тем, что именно этому ребенку нужно больше внимания, больше тепла, он больше нуждается в этом, чем другие дети, но воспитатель должен помнить, что другие дети этого не понимают и они только лишь завидуют этому ребенку.

Это уже можно отнести к нарушениям этических правил. А какие еще нарушения этических норм встречаются в работе воспитателей, которые они сами, возможно, не воспринимают как нарушения?

– Исходя из своего опыта, я могу отметить, что порой воспитатели могут говорить о положительных сторонах жизни ребенка, но звучит это как своего рода сплетни, например, вы знаете, у меня есть ребенок в группе, далее она называет имя ребенка, так его отец работает в крупном банке и поэтому он даст деньги на какое-то важное мероприятие и т.д. Это один вариант.

Другой вариант – воспитатели не хотят, чтобы в их группу ходил какой-то конкретный ребенок, это может быть вызвано разными причинами, возможно, у ребенка есть сложности в плане эмоционального развития или он плохо ведет себя, или не проявляет интереса к занятиям, которые организует педагог, и это мешает проведению запланированных воспитателем занятий, тогда воспитателю хочется, чтобы родители забрали ребенка из группы. Поэтому они могут иногда сказать родителям, что им следует отвести ребенка в поликлинику для обследования и, возможно, для дальнейшего лечения. Но это не входит в компетенции педагога говорить о том, что ребенку нужно лечение.

Или другая ситуация. Мы не очень часто лечим детей дошкольного возраста медикаментозно, но иногда это необходимо. А воспитатели наставляют родителей, что лекарства детям давать не стоит. Это опять же не компетенция педагога, это сфера ответственности врачей, и если воспитатель дает такие рекомендации, то это тоже нарушение.

Также мы все время говорим не только воспитателям, но и родителям: не хвалите и не критикуйте ребенка, хвалите и критикуйте его поведение, поступки, действия. Если вы постоянно твердите ребенку: «Какая ты умная девочка! Какой ты ловкий мальчик!», «Умница! Молодец!», у ребенка может сформироваться псевдооценка. Если ребенок ведет себя плохо, вы можете сказать, что его поведение вас расстраивает. И при необходимости разъяснить: это не означает, что я не люблю тебя и ты плохой. Я люблю тебя все время, но вот такое поведение особенно меня расстраивает или, наоборот, радует. Воспитателям также важно помнить, что если вы хвалите детей перед группой, то не хвалите в большей мере одного и того же ребенка.

Беседовала Элла Емельянова

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.