ISSN 1997-9657
       

Имханицкий Михаил: «Неспособных детей нет, есть только неправильная методика их обучения»

№4 2016 Имханицкий Михаил:  «Неспособных детей нет, есть только неправильная  методика их обучения»
Аннотация

Михаил Иосифович Имханицкий – заслуженный деятель искусств РФ, доктор искусствоведения, профессор Российской академии музыки им. Гнесиных, композитор, академик. Михаил Иосифович – автор ряда музыкальных сочинений, в их числе: симфония, квартет, соната для баяна, концертино для баяна с фортепиано (вариант – для дуэта баянов), вокальные сочинения и т.д. Автор более 350 научных, научно-методических работ, статей в периодической прессе, учебных программ, методических разработок и т.д. Среди наиболее значительных трудов – монографии «История баянного и аккордеонного искусства», «Музыка зарубежных композиторов для баяна и аккордеона», «История исполнительства на русских народных инструментах», «У истоков русской народной оркестровой культуры», «Новые тенденции в музыке для русского народного оркестра», М. И. Имханицкий является также автором Программ для музыкальных вузов – по курсу истории исполнительства на русских народных инструментах, по классу баяна и т.д.

Фрагмент статьи

– Михаил Иосифович, на музыкальном поприще вы достигли многих вершин, а помните, как началось ваше увлечение музыкой?

– Трудно вспомнить… Кажется, что все началось уже в консерватории, где я учился по классу баяна, а затем поступил на музыковедческий факультет, после окончания которого на композиторский.

Но если все же окунуться в детство, то припоминаю, что лет в пять у меня была маленькая гармошка, которая и определила дальнейший путь вплоть до вуза. У моего отца был друг, хороший баянист. Еще до войны мы часто ходили к нему в гости. Отец не был профессиональным музыкантом, но ему очень нравилось то веселье, яркая атмосфера, которую создает этот инструмент.

Меня же с детства тянуло к музицированию. Рассказывали, что уже в три года я осваивал ударные инструменты. А развитию абсолютного слуха поспособствовало то, что по радио каждый день в 12 часов передавали ноту «ля». Она звучала как камертон, и мне удавалось настроить все свои инструменты. Эта нота служила ориентиром, затем я уже все ноты мог слышать и распознавать.

Но именно обучение музыке началось, когда я стал ходить на сектор педагогической практики при Консерватории в Харькове. До этого пытался попасть в музыкальную школу, но там, кажется, обнаружили, что у меня нет слуха. И отец отдал меня в группу, с которой занимались студенты Консерватории, для них это была педагогическая практика. Там я благополучно проучился до 5 класса, затем перейдя в музыкальную десятилетку, где только с 5 класса начиналось обучение на баяне. Считалось, что этот инструмент слишком громоздкий для более юных ребят.

После окончания 11 класса поступил в консерваторию там же в Харькове, но в 1964 году ее переименовали в институт искусств.

Полный текст интервью читайте в журнале "СДО"

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.