ISSN 1997-9657
       

Глозман Ж.М., Емельянова Е.Н., Курдюкова С.В. Когда надо начинать коррекционно-развивающее обучение?

Фрагмент статьи

В последнее время увеличилось число школьников, не имеющих клинических диагнозов, но демонстрирующих выраженные трудности обучения и поведения. Эти дети (с «нижненормативным типом развития») составляют группу риска. Велика вероятность того, что их дальнейшее развитие будет сопровождаться формированием патологических форм психической деятельности. По данным департамента образования США, за последние 15 лет процент таких детей вырос в 3 раза.

В основе школьной неуспешности могут лежать различные причины: когнитивный и моторный дефицит, слабость регуляторных функций и, в первую очередь, вербальной регуляции произвольного действия, а также трудности общения ребенка с взрослыми и сверстниками.

Как известно, различные структуры мозга, а следовательно, и разные психические функции достигают полного развития в разном возрасте. Это явление получило название гетерохронии развития. Оно обусловлено генетически. На него накладываются индивидуальные особенности когнитивных стратегий (т. е. то, как ребенок добывает и перерабатывает информацию). Влияет и своеобразие дет­ской эмоциональной сферы, условий развития и воспитания ребенка и многое другое. При этом особое значение имеет несформированность тех психических функций, навыков и умений, которые наиболее востребованы социальным окружением ребенка.

Нейропсихологический анализ, разработанный отечественным психологом А. Р. Лурия, позволяет дифференцировать трудности обучения и поведения, обусловленные индивидуальными особенностями функционирования мозговых структур, от проблем, связанных с неправильным педагогическим воздействием или с патохарактерологическими особенностями личности ребенка. Дифференцированное описание качественных особенностей, сильных и слабых звеньев психического функционирования конкретного ребенка является главным условием эффективной помощи детям с проблемами развития и обучения.

Описание случая

Родители Игоря З. (5 лет и 3 месяца) обратились к нейропсихологу в октябре 2001 г. Их беспокоили рассеянность и несобранность мальчика, дефекты речи.

В раннем детстве ребенок наблюдался невропатологом по поводу перинатальной энцефалопатии. Начал ходить и говорить вовремя, но речь была смазанная, плохо выговаривал почти все звуки. В возрасте 3-х лет начал посещать логопедический детский сад, и после двух лет занятий с логопедом речь нормализовалась, однако мальчик проглатывал некоторые звуки, когда волновался. Мальчик живет в полной и благополучной семье, с родителями, бабушкой, дедушкой и младшей сестрой. При этом мать и бабушка разделяют мягкий стиль воспитания, а отец и дед, наоборот, повышенно жестки и требовательны к мальчику, не учитывают особенностей индивидуального развития ребенка. Младшая сестра – очень живая, не по годам развитая девочка и, в отличие от брата, «все схватывает на лету».

Первое нейропсихологическое обследование показало, что мальчик адекватен в ситуации обследования, хорошо контактирует с психологом, охотно выполняет все задания, эмоционально реагирует на успех или неуспех. Ребенок несколько медлителен и пассивен при вхождении в деятельность. Проба Шульте (таблицы Шульте) показала отчетливый симптом истощаемости психической активности: в первой таблице Игорь нашел цифры от 1 до 10 за 50 сек., во второй – за 53 сек., а в третьей – за 92 сек.

Была выявлена неполная сформированность межполушарного взаимодействия, пространственные дефекты при принятии позы пальцев и рук, и особенно в рисунке при хорошем выполнении проб на сукцессивную организацию движений.

Полный текст статьи читайте в журнале "СДО"

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.