ISSN 1997-9657
       

Моника Сандлунд и Элен Элвстранд: «У ребенка должно сохраняться право на игру, на возможность создать свое игровое пространство»

№6 2019 Моника Сандлунд и Элен Элвстранд: «У ребенка должно сохраняться право на игру, на возможность создать свое игровое пространство»
Аннотация

В эпоху погони за успешностью, результативностью с самых ранних лет, трудно представить систему образования, в которой по-прежнему центральная роль отведена игровой деятельности: тестов практически нет, а оценки не ставят до шестого класса. Об особенностях и приоритетах дошкольного образования в Швеции мы поговорили с директором по развитию образовательных программ Линчёпингского университета в Швеции Моникой Сандлунд и доктором педагогических наук, старшим преподавателем Линчёпингского университета Элен Элвстранд.

Полный текст


Расскажите, пожалуйста, нашим читателям о наиболее значимых этапах вашей профессиональной карьеры.

Э. Элвстранд. Вопросы прав детей, особенно прав ребенка на участие в принятии решений, определяющих деятельность и события в детском саду, всегда вызывали у меня неподдельный научный интерес, что в конечном итоге вылилось в написание докторской диссертации (Phd) по этой теме, которую я защитила в 2009 году. Мне также очень интересна точка зрения ребенка в отношении различных объектов, одним из которых является игра. В последние годы я занимаюсь исследованием игры в контексте Детских досуговых центров – это специализированные учреждения в Швеции для детей в возрасте от 6 до 12 лет.

М. Сандлунд. В настоящее время я работаю директором по развитию образовательных программ в одном из крупнейших учебных заведений Швеции, в университете Линчёпинга. С 1976 года я в сфере образования, сначала как учительница, а потом как преподаватель университета по педагогическим дисциплинам. Как видите, мне удалось накопить немалый профессиональный опыт, и, что еще немаловажно для работы в педагогической сфере, я мама четверых детей и бабушка семерых внуков. Учителем в школе я работала в течение двадцати лет, затем продолжила строить карьеру в университете в качестве преподавателя методики для будущих педагогов и вместе с тем занималась разработкой программ для педагогических направлений. Спустя двадцать четыре года у меня не стало хватать времени на преподавание, поскольку я начала работать директором по развитию образовательных программ, и сейчас, соответственно, занимаюсь только разработкой программ для будущих педагогов начальных классов.

У вас очень насыщенный опыт работы с подростками. Как с ним перекликается широкое обсуждение влияния дошкольного образования на результативность детей вплоть до шестнадцати лет?

М. Сандлунд. У меня нет научных исследований на эту тему, но исходя из практической работы, я могу согласиться, что дошкольное образование является одним из факторов влияния на успешность детей в последующие годы.

Э. Элвстранд. Дело в том, что система дошкольного образования в Швеции сильно развита. За период с начала 1970-х годов, когда большое количество женщин в Швеции начали выходить на работу до того, как дети начали ходить в школу, и появилась необходимость в детских садах, сформировался крепкий фундамент шведского дошкольного образования. Дошкольное образование у нас в стране обладает крайне важными характеристиками: оно доступно для всех (в том числе в связи с невысокой оплатой за посещение), все дети, посещающие детские сады, имеют равные возможности. Посещение детского сада является основой для воспитания и образования ребенка. Если ребенок ходил в хороший детский сад, то это конечно сказывается в дальнейшем на его результатах в школе. Например, это позволяет выстроить более хорошие отношения в школе, у него сформированы способности более высокого уровня для групповой работы, есть, безусловно, преимущества и в индивидуальном плане, но наши исследования больше направлены на изучение взаимодействия в группе.

М. Сандлунд. Да, я могу дополнить, что дети, которые ходят в детский сад, в Швеции это более 90% детей, и при этом в детском саду было высокое качество образования, к подрост­ковому возрасту сохраняют и развивают замечательное качество – ответственность за других. Они понимают, как важно всей группе, всему классу развиваться вместе, что они не только сами за себя отвечают, но и за других в группе.

В чем это проявляется? Дети следят, чтобы у всех были хорошие оценки?

М. Сандлунд. Совсем нет. До 12 лет дети не получают оценок, и только в шестом классе им начинают их выставлять, да и то это совсем недавнее нововведение, до этого оценки появлялись только в восьмом классе.

Э. Элвстранд. В рамках системы образования в шведских школах большое внимание уделяется формированию и развитию групповой работы, с учетом индивидуальных потребностей каждого в группе – как воспринимать другого, как выстраивать социальные отношения.

М. Сандлунд. При этом очень важно научиться принимать и развивать разнообразие. Дети учатся открыто взаимодействовать с разными детьми в разнообразных ситуациях. Из своего опыта могу сказать, что сейчас дети научились дружелюбно относиться к иммигрантам, которые приехали в нашу страну. Нам удается создать среду, в которой дети учатся таким ценностям, как быть неэгоистичными, открытыми, ответственными и дружелюбными ко всем, т.е. не воспринимать не похожих на них как «чужих».

Является ли дошкольное образование на каком-то этапе обязательным для всех детей?

Э. Элвстранд. Двадцать пять лет назад в Швеции была выделена отдельная ступень образования – дошкольный класс – это ступень для детей, достигших шестилетнего возраста. Помещения для дошкольного класса стали располагаться на территории школ, для них были выделены отдельные здания во дворе школы. В то время посещение дошкольного класса не было обязательным.

Два года назад, в рамках реформы, посещение дошкольного класса стало обязательным для всех детей с шести лет. В целом существенно это не изменило картину, поскольку порядка 98% детей все равно посещали дошкольный класс. И все же вокруг обязательного посещения развернулись широкие дебаты с акцентом со стороны критиков на то, что дошкольный этап образования имеет свои педагогические традиции, отличные от обязательного начального образования.

Критики выражали опасения, что образование в дошкольном классе станет слишком «школьным», в то время, когда оно должно быть выстроено в игровой форме. Они настаивают, чтобы на этом этапе использовались педагогические технологии дошкольного образования. В целом критикующая сторона упускает, что в программе начального образования (curriculum) также прописано, что ведущая деятельность для детей, посещающих начальную школу, – это игровая деятельность. Тем не менее мы решили изучить и проанализировать позицию самих педагогов, работающих на этой ступени, каково их мнение. Чувствуют ли они с изменением статуса посещения – с необязательного на обязательный – давление, что, возможно, в большей мере следует уделять внимание основам математики, письма и других предметов или все же они остаются на позиции, что центральная деятельность – это игра, и игровая форма обучения должна использоваться и в дальнейшем.

М. Сандлунд. Результаты нашего исследования по вопросу, который мы вынесли на обсуждение, заключаются в том, что, безусловно, игровые формы обучения должны сохраняться.

У ребенка должно сохраняться право на игру, на возможность создать свое игровое пространство, в которое он включает других учеников. Игра имеет самые вариативные формы, а вариативность – это то, к чему мы стремимся.

Как выглядит обучение посредством игры в дошкольном классе?

Э. Элвстранд. Это, скорее, должны быть не уроки, а игра, хотя мы, конечно, должны обучать детей, можно задавать нужные вопросы, вовлекаться в игру, нужно уметь поощрять исследование различных предметов, которые вас окружают, но это не должно быть формально. Можно разыграть пьесу, отправиться в лес и изучать там животных и растения, пробуждать интерес к окружающему миру по-настоящему, а не формально.

М. Сандлунд. Очень ценное умение педагога – подхватить и развить то, чем заняты дети, возможно, вывести эту игру на новый уровень, интерпретируя действия детей, донося до них необходимые на этом этапе сведения. Необязательно объявлять, что сегодня мы изучаем алфавит, а, например, заметив, что дети рисуют фигуры, похожие на буквы, можно рассказать им, какой звук дает эта буква, в каких словах есть эта буква и т.д. Или, если кто-то из детей заговорил о том, что сегодня холодно, можно поддержать этот разговор, поинтересовавшись, насколько холодно, и затем обсудить с детьми, в каких величинах измеряется «холодно» и «тепло», дети быстро в этой ситуации усваивают такие понятия, как «нулевая отметка», «минусовая температура», «плюсовая температура».

Э. Элвстранд. Однажды я присутствовала на занятии, когда дети были очень увлечены обсуждением героев из разных мультфильмов и фильмов. Педагог включилась в обсуждение и ей удалось рассмотреть с детьми разные аспекты. Например, какие «героические» качества встречаются в реальной жизни, нужно ли быть героем, чтобы стать кому-то другом. Затем они решили написать свои истории о героях, для этого использовали разные картинки и прочие подручные средства. В дошкольном классе с высоким качеством образования педагог умеет развить то, что в этот момент увлекает детей, посмотреть на это с точки зрения детей и привнести в это обучающие элементы. Это задача педагога – уметь развить ситуацию с пользой. В такого рода образовательных ситуациях могут быть затронуты разнообразные вопросы и формироваться разные навыки.

Например, в случае с героями, одна из девочек захотела стать Бэтменом, что у нас вполне допустимо, и это послужило импульсом к тому, что дети стали придумывать своих героев, развивая при этом, конечно, свои творческие способности.

М. Сандлунд. Наша общественность широко обсуждает вопросы загрязнения окружающей среды, переработки мусора, устойчивого развития. И дети, если их вовлечь, не остаются в стороне, а порой они и сами становятся инициаторами разного рода мероприятий по защите окружающего мира, а педагог использует это как образовательную ситуацию.

Правильно ли будет сказать, что у педагога есть конкретная цель и задачи, которые он должен реализовать в игровой ситуации?

Э. Элвстранд. И да, и нет. Да – потому что у педагога действительно есть задачи, которые он выполняет в процессе обучения, нет – потому что это не реализуется формальным путем, который подразумевает, что все дети должны усвоить какой-то конкретный материал и затем подтвердить это, выполнив тест или написав контрольную работу. Мы не проводим тестирование IQ.

Почему?

М. Сандлунд. Это может создать у ребенка комплекс. Например, если ребенок с особыми потребностями не может выполнить тот или иной тест, то у него со временем появится ощущение невозможности быть тем, кем его хотят видеть. А мы не хотим, чтобы у детей были такие комплексы.

Э. Элвстранд. Мы не хотим их оценивать или распределять по категориям и уж тем более объявлять детям, что ты не можешь выполнить это задание с такой же скоростью, как кто-то из твоей группы. В начальной школе практически нет никаких тестов. Гораздо важнее создавать ситуации, где каждый сможет проявить себя, независимо от способностей внести свой вклад. Педагогу не следует оценивать ребенка, чтобы работать над развитием качества образования в группе. Если он замечает, что ребенок не может сконцентрироваться, то не надо сразу же это расценивать как нарушение в поведении ребенка, педагогу следует проанализировать происходящий процесс, возможно, ребенок был перегружен, или в комнате слишком много разных вещей, которые его отвлекают. Работать нужно над качеством организации процесса.

М. Сандлунд. Немаловажно также научить ребенка воспринимать и анализировать, как другие дети думают, как они учатся, как приобретают те или иные навыки, помочь ребенку научиться рассказывать о ходе своих мыслей. Такой взаимный процесс обучения друг у друга крайне важен.

В связи с практически полным отсут­ствием тестов и оценок как педагогу-практику понять, что он правильно организует игровой процесс и выполняет задачи, которые перед ним стоят?

Э. Элвстранд. Действительно, это очень важный вопрос. Я проделала огромную работу, чтобы игра была признана как важный объект научных исследований, и здесь действительно огромный простор для изучения. Также важно, чтобы будущие педагоги получали соответствующее образование, напрямую связанное со всеми аспектами игровой деятельности. Неправильно было бы подходить к этому разделу образования, исходя из того, что раз уж мы все в детстве играли, значит, ничего изучать и не нужно. Напротив, если рассматривать игру как структурированный процесс, то здесь возникает масса аспектов для изучения и обучения, как, например, развитие социальных навыков и навыков эмоциональной регуляции. Будущему педагогу следует научиться оценивать и регулировать степень своего участия в игре. В целом, есть ряд навыков, которые должен развить педагог в себе, при этом важно рассматривать игру как объект научного исследования.

М. Сандлунд. Это инструмент педагогики, который надо изучать и развивать, и рефлексия играет в этом процессе важную роль. Педагоги в Швеции очень часто работают вместе и помогают друг другу развиваться и совершенствоваться.

Следует ли выделять особое время для наблюдения за ходом игры?

Э. Элвстранд. Прежде всего, как утверждал Лев Выготский, важно определить «зону ближайшего развития». Наблюдая за игрой, мы можем оценить уровень развития когнитивных навыков, можем понять, какие темы интересны детям, нужно ли нам повысить уровень сложности заданий, или, наоборот, наша планка слишком высока на этом этапе. К тому же в игре проявляются социальные взаимоотношения детей.

Как наилучшим образом педагогу-практику спланировать наблюдение за процессом игры, поддержку игрового процесса и вовлеченность в игру?

Э. Элвстранд. Педагогу необходимо иметь обширные знания, касающиеся игровой деятельности детей, как с научной точки зрения, так и с практической. Работа с игровой деятельностью должна быть структурированной и систематизированной, и в то же время следует постоянно поддерживать свой интерес к точке зрения самих детей, как они видят игру, свой опыт в этой сфере.

На что следует обратить особое внимание в процессе организации образовательной среды для успешного развития игровой деятельности?

Э. Элвстранд. Конечно, для поддержания игрового процесса важно разнообразие, также в процессе подготовки игрового пространства стоит помнить о гендерном равенстве. Мальчики и девочки по-разному используют простран­ство, оборудование, и это нужно учитывать.

Существуют ли наиболее эффективные инструменты для вовлечения детей в игру?

Э. Элвстранд. Здесь, скорее, важны качества педагога. Нужно быть активным, любопытным, проявлять неподдельный интерес к игре детей. Педагог должен уметь пробуждать фантазию детей, хорошо продуманная образовательная среда сослужит здесь хорошую службу.

Играют ли видеоигры такую же важную и положительную роль в развитии детей, как традиционные?

Э. Элвстранд. Безусловно, между виртуальными и реальными играми существует разница, но есть и общее. Когда дети играют в виртуальные игры, они также часто взаимодействуют с другими сверстниками и при этом также учатся соблюдать правила взаимодействия. Разные игры сфокусированы на разных аспектах, как реальной жизни, так и виртуального мира. Важно, чтобы дети в процессе игры учились нести ответственность за принятые решения.

Спасибо вам за беседу.

Беседовала Элла Емельянова

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.