ISSN 1997-9657
       

Печникова Л.С. «Надо бороться за ребенка, помогать ему, опираясь на его внутренние возможности»

Фрагмент статьи

Существует мнение, что профессия и события, происходящие в жизни человека, всегда накладывают отпечаток на внешность и поведение. Глядя на этого оптимистичного, полного позитивной энергии человека, не приходит в голову, что она практически ежедневного сталкивается с проблемами и задачами, решение которых вызывает сложности еще с давних времен. Сегодня мы беседуем с Леонорой Сергеевной Печниковой, кандидатом психологических наук, заведующей кафедрой клинической психологии ИППиП, зам. заведующего кафедрой нейро- и патопсихологии МГУ им. М.В. Ломоносова.

– Леонора Сергеевна, вы известны не только как высокопрофессиональный специалист, но и как отзывчивый человек. Можно сказать, что вы становитесь «усыновительницей» не только отказных детей, но порой и их приемных родителей?

– Моя основная деятельность связана с преподаванием психологии и исследованием аномального развития детей. Я доцент кафедры клинической психологии МГУ и провожу практические занятия со студентами в 6-й психиатрической детской больнице, где мы обследуем детей, для врачей пишем заключения, помогающие установить диагноз. Эта работа не предполагает необходимости глубоко вникать в подробности жизни ребенка. Но так случилось, что я часто включаюсь в эти тяжелые, просто кричащие судьбы.

В последнее время меня страшно беспокоит проблема вторичных отказов от усыновленных детей. В нашей стране статистику по ним никто не ведет, но их очень много – цифры просто чудовищные. После таких отказов ребенок обязательно должен пройти реабилитацию в психиатрической клинике, даже если он вполне здоров. Необходимо определить, в какое учреждение его следует направить, возвращаться в тот же детский дом нельзя – для него это будет страшный стресс. Ребенку необходимо подыскать новое учреждение, подходящее его умственному, психическому, физическому развитию. В такой ситуации сложно оставаться равнодушной к судьбе детей.

– Всегда ли удается помочь?

– Моя практика связана в основном с негативными случаями, и говорить, что все проблемы решаются, нельзя. Но я по природе оптимист, с другим настроем с детьми работать нет смысла, надо верить, что можно найти какие-то ресурсные возможности ребенка. Даже если у него совершенно чудовищная семья и все обстоятельства против, надо бороться за ребенка, помогать ему, ориентируясь и опираясь на его внутренние возможности. Я, вслед за моим учителем Виктором Васильевичем Лебединским, верю, что даже самому тяжелому ребенку, даже ребенку с болезнью Дауна, можно помочь в развитии, предложив какие-то компенсации.

Полный текст читайте в журнале "СДО"

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.