ISSN 1997-9657
       

Адамский А.И. «Нужно продвигать гибкие формы детских учреждений, а не строить фабрики»

Полный текст

Автономная некоммерческая образовательная организация «Институт образовательной политики «Эврика» занимается аналитикой, проектированием различного рода образовательных проектов, является оператором комплексного проекта модернизации образования в рамках национального проекта «Образование». В сфере интересов института: новая система оплаты труда, нормативно-подушевое финансирование, система оценки качест­ва образования. Взглядами на современное состояние системы образования, пути ее развития с читателями поделился ректор автономной некоммерческой образовательной организации «Институт проблем образовательной политики «Эврика» Александр Изотович Адамский.

Досье СДО:

1993–1996 – ректор Свободного университета «Эврика».

1996–1999 – президент Образовательного центра «Эврика».

с 1999-го – ректор автономной некоммерческой образовательной организации «Институт образовательной политики «Эврика», главный редактор газет «Педагогический вестник», «Вести образования», «Школьный бухгалтер», «Школьный юрист», журнала «Перемены».

с 2004-го – ректор автономной некоммерческой образовательной организации «Институт проблем образовательной политики «Эврика»», главный редактор газет «Вести образования», «Школьный бухгалтер», «Школьный юрист», журнала «Перемены»).

2006–2008 – член Общественной палаты РФ.

– Современную систему образования довольно часто критикуют. Александр Изотович, на ваш взгляд, подобные упреки обоснованны?

– Систему образования критикуют всегда, со времен Цицерона. Он, как известно, говорил, что юношество испорчено и не соответст­вует тем моральным требованиям, которое предъявляет общество. В этом смысле система образования обречена на критику, потому что она консервативна, изменения в ней происходят медленно, а общество меняется гораздо быстрее. И поэтому школа и другие образовательные заведения попросту не успевают за общественными изменениями, Ахиллес никогда не догонит черепаху, но стоит ли его из-за этого ругать? Требования людей, общества, групп, государства, экономики всегда опережают то состояние, в котором находятся институты образования. Поэтому общественная критика образования – это нормальное явление. Другое дело, что вектор развития образования может идти в направлении этих требований, а может – в обратном.

– Куда он направлен сегодня?

– За последние четыре года приняты новые законы, посвященные образованию, и прежде всего – изменена структура государственного образовательного стандарта. Базовой нормой стали требования к результатам освоения образовательной программы, к ее структуре и условиям реализации. Поэтому вектор зависит от того, как будут сформулированы эти требования. Есть вероятность, что этим вектором станет компетентностный подход, ориентация на успешность личности, на то, чтобы сделать образование конвертируемым в благополучие.

– Какое место в этой системе должно занимать дошкольное образование?

– Может занять ключевое место. Потому что сегодня в экспертном сообществе сущест­вует устойчивое мнение, что даже ключевые профессиональные компетентности формируются в дошкольном и младшем школьном возрасте. Речь идет, конечно, не о технологиче­ских умениях, а о психологических. От умения работать в команде, менять позицию до воображения, креативности. Если в этом возрасте эти способности не сформированы – ни в каком университете это упущение уже не наверстаешь. Экспертам это ясно, но родители этого пока не понимают. Поэтому они стараются добиться от детского сада так называемой «готовности ребенка к школе».

Если дошкольник умеет общаться, умеет представлять себя и других людей, то в этом и есть суть дошкольного воспитания. А более прагматическая линия, что дошкольное образование должно только подготовить ребенка к школе, – мне глубоко чужда. На мой взгляд, развитие воображения – это и есть подготовка к школе. Попытки научить дошкольника читать, писать и считать – а что тогда остается школе?

– В таком случае нужны ли стандарты дошкольного образования?

– Если иметь в виду не сами результаты, а требования к результатам, к условиям, к структуре образовательных учреждений, то да. А если понимать под стандартами набор программ, набор тем внутри программ, то нет. Я за то, чтобы программы не были предметами стандартизации.

– Вы за вариативность программ?

– Безусловно. Под одни и те же требования могут подходить разные программы. В таком случае само образовательное учреждение должно определять программу, по которой будет работать детский сад.

– Выбрать нужную программу – задача ответственная. Наши дошкольные образова­тельные учреждения способны ее решить?

– Если они не способны выбрать между программами, тогда они не могут сознательно относиться к тому, что они делают, и, соответственно, нести за это ответственность. У нас есть сеть федеральных экспериментальных площадок и там очень много дошкольных учреждений – «Малыш» в Тюмени, №306 – в Красноярске, которые готовы и способны не только выбирать программу, но и создавать ее.

– Задача вашего института – передавать опыт подобных учреждений?

– Институт образовательной политики «Эврика» развивает сети, в которых те или иные проекты существуют. К понятию «опыт» я отношусь очень осторожно. К.Д. Ушинский считал, что опыт непередаваем, передается идея. Я с этим утверждением полностью согласен – можно передать некоторые идеи, основания, способы действия. А опыт в этом смысле бесполезен. Он ни о чем, кроме успешности тех, кто его совершает, не говорит. Дело не в опыте, а в некоторых способах создания проектов и их реализации.

– В системе дошкольного образования много перспективных идей, проектов. В таком случае что, на ваш взгляд, препятствует развитию дошкольного образования?

– Прежде всего, ограниченность организационно-правовых форм, отсутствие возможности делать частные детские сады. Их очень мало.

– Количество негосударственных образо­вательных учреждений в последнее время стремительно сокращается. Почему?

– Потому что организационно-финансовые условия таковы, что, для того чтобы создать детский сад, нужно создать целую «фабрику». Лицензионные требования, издержки слишком высоки. Это не мобильная форма, она не может варьироваться. Если мы хотим решить проблему мест, нам нужно строить огромную фабрику – 4–8–12 групп. А более гибкие формы дошкольных учреждений (семейные группы, домашние плей-группы) на современном этапе организационно-финансово создать невозможно.

– Нужно вносить изменения в законо­дательство?

– Нет, законодательство позволяет создавать НОУ. Тут нужна административная решимость. Есть способы переходить в установленные учреждения, бюджетные. Другой способ – менять лицензирование. Сейчас с ростом благосостояния встает вопрос, как лучше воспитывать детей, куда отдавать, и в этом смысле хотелось бы сказать людям, особенно среднего класса, сколько бы у вас ни было денег, для ребенка было бы полезнее, если будет общаться со сверстниками. Нужно продвигать гибкие формы детских учреждений, а не строить фабрики дошкольного воспитания.

– Александр Изотович, какую модель развития дошкольного образования вы считаете наиболее перспективной?

– Она должна соответствовать нескольким требованиям. Первое – ребенок должен получить опыт социального взаимодействия. Второе – финансовые усилия государства и частных лиц, родителей должны складываться. Собственно говоря, как это сейчас и происходит. И третье –профессиональное сообщество должно вырабатывать не столько стандарты, утверждаемые государством, сколько внутрипрофессиональные стандарты, внутрипрофессиональную этику, концептуальные стандарты. Пусть они будут разными, но все-таки профессиональная корпорация должна предлагать такого рода стандарты деятельности. Свои. А сейчас у нас корпорация отдалась полностью государству. Я не имею в виду работников дошкольных образовательных учреждений, а корпорацию, которая несла бы разные содержательные модели.

– Есть ли в вашей модели место гувернерству?

– Обязательно. Я бы сюда отнес и тьюторство. Проблема в том, что индивидуальный подход не обязательно означает, что ребенок не общается с другими детьми. Тьюторство возможно от дошкольника и до студента. Это не означает, что дошкольник, школьник и студент учатся исключительно на дому. Индивидуальное проявление возможно и в групповом взаимодействии, которое наиболее эффективно для развития личности.

– Нынешний уровень развития дошкольного образования далек от идеала?

– Нельзя определить единый уровень. У нас до 40% детей не охвачены дошкольным образованием, не получают его в системном виде. Продемонстрировать уровень дошкольного образования в закрытом семейном виде просто невозможно. То, что дошкольное образование сейчас формально подчинено подготовке к школе в плохом смысле этого слова, – факт. То, что оно не настроено на полноценное проживание дошкольного возраста, – это тоже факт. Обострилась языковая проблема. Дошкольное обучение, особенно во всех национальных республиках, в сельской местности, пока не дает стопроцентной возможности детям начинать учиться по-русски. Для того чтобы дети более глубоко изучали родной язык, в начальной школе ведется обучение на родном языке, например, математику в Чечне начинают преподавать на чеченском.

– Вы считаете, что дошкольники должны изучать два языка?

– Даже три. Билингвизм в дошкольной среде очень полезен. Есть такой известный психолог и поэт Вадим Левин. Он активно занимается проблемой удержания родного языка в чужой языковой среде. Он отмечает, что чем старше ребенок, тем ему сложнее удержать билингвизм. Иностранный язык дети осваивают быстро, но печально, что они теряют родной язык. Нужно определить, какой возраст наиболее продуктивен для билингвизма. И если упустить момент, тогда уже приходится учить язык. Учить язык и пребывать в среде – это разные вещи. В дошкольном возрасте это не приводит к перегрузкам, по-другому воспринимается. Вот когда взрослый человек начинает учить 3–5 языков, тогда может возникнуть перегрузка. А когда ребенок в 2–3-языковой среде, то он не воспринимает это как перегрузку.

– Качество обучения зависит от профессионализма работников дошкольных образовательных учреждений. Престиж профессии воспитателя в нашей стране невысок, как изменить ситуацию?

– На современном этапе это невозможно. Профессия воспитателя в любой стране мира непрестижна. Престиж определяется социальной проблематикой, востребованностью и зарплатой. Искусственно, по-советски, может быть, что-то и можно изменить. Тут престиж в другом – в творчестве, в том, чтобы себя реализовать.

– А повышение зарплаты?

– Чтобы поднять зарплату, нужно опять же многообразие, выбор и другие социально-организационно-правовые формы.

– Должна ли зарплата зависеть от качества обучения?

– Безусловно. В этом, собственно, и есть роль профессионального сообщества – задать параметры качества.

Беседовала Э. Емельянова

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.