ISSN 1997-9657
       

Линскотт Лори. «Основная задача педагога – способствовать развитию ребенка»

№7 2015 Линскотт Лори. «Основная задача педагога – способствовать развитию ребенка»
Аннотация

В нашей стране вопросы инклюзивного образования вызывают неоднозначную оценку не только в обществе, но и в научных кругах. Должны ли дети с особенностями развития заниматься вместе с нормально развивающимися детьми или им нужны особые условия? Какие программы наиболее эффективны для детей с особенностями развития? В США наработан значительный опыт в области инклюзивного образования. Федеральное законодательство США обязывает образовательные учреждения создавать «среду с максимальным количеством возможностей» для обучения детей с особыми потребностями. Как это реализуется на практике, мы попросили рассказать Лори Линскотт, директора Лаборатории развития детей Мичиганского государственного университета (США), имеющую многолетний успешный опыт работы с инклюзивными группами.

Фрагмент статьи

– Лори, как организовано дошкольное образование в США?

– Дошкольное воспитание в США осуществляется в дошкольных учреждениях – яслях, детсадах, малышовых и подготовительных дошкольных центрах – общественных и частных заведениях для детей ясельного и детсадов­ского возраста. В целом принципы организации дошкольного образования в разных штатах могут значительно отличаться.

Я могу рассказать более подробно о системе дошкольного образования в штате Мичиган. Мичиган, как и многие другие штаты в США, в организации дошкольного образования полагается на рейтинговую систему оценки качества в сфере дошкольного образования. Используя данную систему, можно обеспечить качественное образование для детей раннего возраста в детских учреждениях, применяя при этом различные инструменты.

Так, в одних детских учреждениях может использоваться рейтинговая шкала оценки образовательной среды в сфере раннего детства, в других – программа оценки качества. Когда родители подбирают для своего ребенка подходящие образование и воспитание, то они рассматривают детские учреждения, принимая во внимание их рейтинговые оценки. Отчасти высокий рейтинг зависит от образовательной среды и материалов в этом центре, но надо полагать, что наиболее важной составляющей является уровень образования педагогиче­ского коллектива, есть ли у педагога, будь то мужчина или женщина, образование по направлению обучения и воспитания детей дошкольного возраста.

– Какое образование является обязательным для педагогов детских учреждений в США?

– В этом вопросе нет жестких стандартов. Есть различия, связанные с территориальными особенностями, а также с программами, используемыми в детских учреждениях. Например, программа Head Start, которая ориентирована на детей из семей с низким уровнем дохода, предполагает, что все ведущие педагоги в перспективе будут иметь диплом бакалавра по направлению обучения и воспитания детей раннего возраста.

В штате Мичиган была разработана программа для 4-летних детей, для работы по которой необходимо иметь диплом бакалавра по направлению обучения и воспитания детей дошкольного возраста.

Если речь идет о частных центрах, то различия зависят от уровня образования, на который этот центр ориентирован. Например, в некоторых частных центрах даже помощник педагога может иметь диплом о высшем образовании. Соответственно, центры, где педагоги имеют диплом бакалавра, обладают более высоким рейтингом, чем те центры, которые, например, приглашают на работу студентов вузов.

– В каком возрасте дети начинают посещать детские сады?

– Некоторые родители выходят на работу, когда ребенку исполняется всего три месяца, другие ждут, пока ребенку не исполнится один год. Поэтому центры предлагают программы для разных возрастов, начиная с младенческого. В нашем центре есть возможность принимать детей с самого раннего возраста.

Как правило, в США перед начальной школой дети, начиная с 4 лет (то есть к 1 сентября им должно исполниться 5 лет), имеют право посещать подготовительное отделение. Это часть школьной общеобразовательной системы, которая не является обязательной.

– Есть ли у вас требования к наполняемости групп?

– Их размер тоже варьируется от штата к штату. Мы аккредитованы NAEYC (Национальная ассоциация образования и воспитания детей раннего возраста), у которой существуют рекомендации по размеру групп.

Согласно требованиям NAEYC, в ясельной группе (от 0 до 15 месяцев) находится восемь детей, с которыми занимаются три педагога.

В группе для детей от 12 до 18 месяцев – 12 детей и также три педагога. Для группы детей в возрасте трех лет из 18 человек полагается два педагога, и для группы из 20 четырехлетних детей – также два педагога.

Поскольку наша лаборатория проводит тренинги для студентов, которые приходят к нам для прохождения практики, зачастую в группах работает больше педагогов, чем это предписано NAEYC.

– Лори, чем занимается Лаборатория развития детей, которую вы возглавляете?

– Лаборатории развития детей в штате Мичиган были созданы в 1927 году. Первоначально они предназначались для женщин, которые изучали экономику домашнего хозяйства. В свое время развитие и воспитание детей подпадало под эту категорию. Лаборатории постоянно развивались, расширяли сферу деятельности. Используя научные исследования и теорию, эти организации профессионально выросли, развивая практическую сторону.

В настоящий момент у нас два центра. Ист Лэнсинг (East Lansing), в основном, принимает детей с пребыванием по программе полного дня. Он создан для семей, в которых родители работают и их детям необходим присмотр и воспитание. В центре есть группа для младенцев (0–12 месяцев), детей ясельного возраста, две группы для детей от года до трех и по одной группе для детей трех и четырех лет.

Другой центр, Хазлетт, работает по программе Head Start. Он размещается в здании государственной школы, здесь мы занимаемся с детьми, образование которых финансируется в рамках программы Head Start, а несколько групп 4-летних детей финансируется за счет программы штата Мичиган. Часть родителей сами оплачивают образование детей.

Также следует сказать, что некоторым детям необходимо особое обучение, и они, соответственно, получают в нашем центре то обучение, которое им требуется.

Наша образовательная программа базируется на игровом подходе. Мы считаем, что дети учатся через игру, поэтому планируем их деятельность таким образом, чтобы включить обучение в игровую среду.

– Какой размер группы с инклюзивным компонентом вы считаете оптимальным?

– На этот вопрос нет однозначного ответа. Все зависит от конкретной ситуации. Например, в Хазлетт-центре в группе из 18 человек было четверо детей с особыми потребностями. Долгое время на практике мы пытались определить правильное соотношение – «магическое число», но безуспешно, чаще всего это зависит от детей и от того, как они себя представляют. Порой прекрасно получается взаимодействовать с большим количеством детей, но иногда технологии не работают. Поэтому «магического числа» нет.

– Расскажите об инклюзивной модели, разработанной в вашем центре.

– Полагаясь на исследования по изучению содействия детям с особенными потребностями, мы разработали образовательную модель. Например, если трехлетний ребенок с задержкой развития речи находится в группе детей с аналогичными проблемами, то эти дети и будут для него образцом речи.

А если ребенок с задержкой развития речи находится в группе с детьми, у которых нет проблем с развитием речи, то он слышит, как другие дети разговаривают, общаются между собой, это мотивирует его к интеракции, у него появляется желание играть с ними. Поэтому мы «вкрапляем» терапию прямо в группу.

Логопед наблюдает, как и где ребенок играет, и поддерживает развитие речи ребенка
в инклюзивной образовательной среде.

То же самое происходит, если детям с задержкой развития общей моторики нужна физиотерапия и лечебная физкультура, терапевт приходит в группу или на детскую площадку и занимается с ребенком в привычном для него окружении.

Этой осенью мы планируем начать новую программу – инклюзивную модель для детей с аутизмом, которая будет внедрена в обоих центрах.

Исследования показывают, и тому есть подтверждения, что прикладной поведенческий анализ и техники помогают детям с аутизмом в обучении.

Дети 3–4 лет будут проводить полдня один на один со специалистом по поведенческому анализу. Вторую половину дня они будут проводить в группе вместе с другими детьми их возраста в инклюзивной образовательной среде. При этом мы будем проводить исследования по этой модели и наблюдать, как она содействует развитию детей.

– Какие преимущества инклюзивного образования, на ваш взгляд, наиболее весомы?

– Если мы обратимся к результатам научных исследований, то сможем узнать не только о том, какие преимущества есть у детей с особенностями развития, если они занимаются в инклюзивных группах, но и чем, соответ­ственно, полезны инклюзивные группы для обычных детей.

Так, если у детей отставание в развитии речи, то при общении в инклюзивной группе с другими детьми у них появляется сильная мотивация общаться со своими сверстниками, развивая, конечно, при этом речь.

Для детей с задержкой функционального развития появляется возможность на практике научиться быть частью группы. А детям без особенностей развития предоставляется возможность научиться принимать других людей, в чем-то отличающихся от них, они учатся эмпатии.

– Как организован день в детском саду?

– В течение дня дети несколько раз собираются вместе. Обычно в начале дня педагог рассказывает детям, какие мероприятия, занятия, игры предполагается провести в этот день, и у детей есть выбор. Если дети идут гулять, то все вместе, но кто чем будет заниматься на улице, они выбирают сами. В нашем детском центре есть сад, где дети любят проводить время и могут наблюдать весь цикл жизни растений, и, конечно, участвовать в процессе посадки, полива, ухода за растениями, сбора урожая. Дети с удовольствием пробуют плоды своего труда на вкус и решают, какие растения они будут сажать в следующем сезоне. В процессе работы мы наблюдаем, что дети по-разному участвуют в садовой деятельности: кто-то любит только гулять, кто-то наблюдать за растениями, кто-то ухаживать за ними и т.д.

– Сейчас много говорится о снижении интереса детей к чтению. У вас есть такая проблема?

– У нас все дети, особенно двухлетние, очень любят, чтобы им читали, они часто приносят книгу с просьбой почитать им. По-моему, это ответ на вопрос: как научить детей любить читать – необходимо читать им много. Что интересно – у детей есть любимые книги, которые они бесконечно могут просить читать.

– В каком возрасте дети начинают читать самостоятельно?

– По данным исследований в штате Мичиган, дети начинают читать приблизительно в возрасте пяти лет. На мой взгляд, это достаточно рано, и, может быть, некоторые важные для этого возраста аспекты развития упускаются. Раньше дети в своем большинстве начинали читать в возрасте 6–7 лет.

– Какие книги сейчас читают дети? Кто их любимый автор?

– В раннем возрасте дети очень любят книги с большими картинками и узнаваемыми предметами, затем, когда навык чтения совершенствуется, они любят читать истории. Один из любимых авторов американских дошкольников – Эрик Литвин (Eric Litwin). Может быть, это связано еще с тем, что к его книгам есть песенки, и дети с удовольствием их слушают и поют.

– Не злоупотребляют ли дети использованием различных гаджетов в детском саду?

– Мы не разрешаем детям приносить какие-либо гаджеты. Да и педагоги стараются разумно использовать современные технические средства.

– Есть ли у вас в группах какие-то особые материалы для детей с особыми потребностями?

– У нас нет специальных материалов, но например, для трехлетних детей с задержкой развития моторики мы обеспечиваем свободное окружающее пространство. Предположим, дети собирают пазлы, мы не забываем, что у детей проблемы с руками, и следим, чтобы дети могли взять пазлы, т.е. чтобы размер отдельных пазлов был удобен для всех детей. Если мы занимаемся рисованием, то важно наблюдать за прогрессом навыков у особых детей, следить, чтобы кисточки были соответствующих удобных размеров. Все индивидуально, важно, чтобы в группе всегда был материал, который могут использовать все дети.

– Могут ли дети приносить игрушки?

– Да, могут, но существуют определенные правила. Мы рассказываем детям, что если они приносят игрушку в группу, то и другие дети могут потрогать их игрушку, посмотреть. Они не всегда потом помнят об этом, тогда педагог помогает договориться детям между собой.

– Каким образом департамент образования штата оценивает качество образования в раннем детстве?

– Департамент образования штата Мичиган разработал стандарты качества образования и воспитания для детей от 0 до 3 лет, отдельно разработан стандарт качества для дошкольников. Сейчас широко обсуждается вопрос о более тщательном согласовании стандартов качества для дошкольников и для начальной школы, поскольку родители хотят, чтобы педагоги в дошкольных учреждениях готовили детей к начальной школе. Есть проект документа, из которого педагоги детских учреждений смогут понять, чего ждут от них, от их воспитанников педагоги начальной ступени школы.

– Каково отношение родителей к инклюзивному образованию?

– Когда десять лет назад мы начали применять инклюзивную модель обучения в Хазлетт-центре, то родители детей с особенностями развития были обеспокоены тем, что в больших группах их детям будет не хватать внимания, дети долгое время будут без присмотра, предоставлены сами себе. Но затем они увидели, что у нас все получается.

Что касается детей с обычным развитием, то прежде чем они стали посещать инклюзивные группы, мы побеседовали с родителями и объяснили специфику, концепцию нашей модели, показали, что все продумано и подготовлено. В основном, мы увидели со стороны родителей принятие этой модели. Наибольшую обеспокоенность у родителей вызывает появление в группе детей с нарушениями в поведении. В ближайшее время перед запуском программы для детей с аутизмом мы снова будем встречаться с родителями для обсуждения и информирования об этом проекте.

– К чему родители относятся более требовательно: к образованию ребенка или к условиям организации его пребывания в дет­ском саду?

– Большинство родителей, особенно это касается семей, чьи дети пребывают в саду по программе полного дня, большее значение придают условиям пребывания, они хотят, чтобы дети чувствовали себя комфортно и безопасно в окружающем их в детском саду пространстве. Другие родители хотят знать до мельчайших подробностей, что дети делали, что изучили, узнали за день. Они, можно сказать, ждут каких-то моментальных волшебных результатов. И тогда мы говорим, что отслеживаем развитие детей, постоянно наблюдаем за ними, тщательно планируем мероприятия, которые помогают ребенку двигаться вперед. В качестве оценки детских успехов мы показываем родителям фотографии детей в процессе деятельности, результаты их достижений. И тогда родители осознают, что это не чудо, а кропотливая работа, которую мы и осуществляем.

Мы говорим, что занимаемся образованием ребенка в целом. Это не только математика и чтение, это его физическая форма, развитие в социальной сфере, эмоциональное развитие – можно сказать, мы предоставляем «полный пакет». Если у ребенка сложности с математикой, проблемы в поведенческой сфере, то следует сначала решить вопросы саморегуляции, а затем уже остальные.

– Охотно ли родители участвуют в жизни центра?

– Я читаю лекции и руковожу практикой студентов, один из студенческих семинаров называется «Вовлеченность семей», мы изучаем, каким образом вовлечь родителей в жизнь детского сада. Если мы рассматриваем вовлеченность родителей только как работу волонтеров в группе, то это трудно осуществимо для родителей, которые работают полный рабочий день, по сути, мы не даем им возможности участия. Поэтому для вовлечения родителей в жизнь детского сада мы разрабатываем и проводим целый ряд различных мероприятий, таких как «Выходные вместе», мероприятия, посвященные литературе, специальные семинары для родителей. Мы стараемся смотреть на вопрос работы с родителями широко, предлагая родителям разные возможности быть рядом с детьми. Интересными представляются также совместные культурные экскурсии, например, мы ходим в музей искусства, туда же могут прийти и родители. Неформальные встречи с родителями за чашкой чая тоже прочно вошли в практику, мы обсуждаем программы, различные текущие вопросы, или, если у родителей есть возможность прийти пораньше минут на тридцать, мы устраиваем совместные завтраки. Регулярно, раз в семестр, мы обсуждаем с родителями, как они могут дома развивать у своих детей те или иные навыки, или проводить какие-то совместные действия. Мы полагаем, что работа с родителями крайне важна, поэтому стараемся быть креативными и учитывать график работы родителей для участия в жизни детского сада. Год от года мы становимся все более гибкими и креативными.

– Звучит очень позитивно и конструктивно…

– Необходимость взаимодействия с семьями подтверждают и научные исследования. Существуют доказательства, что дети, чьи семьи участвуют в жизни детского сада или школы, показывают лучшие результаты. Из практики мы можем сказать, что часто не идут на контакт те родители, у которых были сложности в школе или в детском саду или плохие отношения со своими педагогами, когда они были детьми. В этой ситуации нужно показать родителям, что детский сад – это место, куда они могут прийти и получить полезную, нужную информацию, что детский сад стремится отвечать потребностям семьи, и педагогов не нужно бояться.

– У вас есть опыт работы как с маленькими детьми, так и со студентами, которые станут педагогами. Не сложно ли совмещать?

– В работе с детьми и со студентами есть, безусловно, различия, но есть и сходства. Например, студенты университета проводили для детей различные мероприятия и прочув­ствовали, насколько сложно бывает привлечь внимание детей, увлечь их и сконцентрировать на выполнении задачи. На что я сказала, что порой, когда я читаю им лекции, они тоже излишне много внимания уделяют своим телефонам или просто друзьям, находящимся рядом. Возраст разный, но проблемы одни и те же. Существуют как бы параллельные уровни развития. Порой я замечаю и за собой, что некоторые вещи делаю как ребенок.

– В чем преимущества такого совмещения?

– Когда я начинала работать педагогом, понимала, что могу взаимодействовать с детьми и их семьями в классе. Затем я стала работать старшим преподавателем в нашей лаборатории, на этом месте я могла оказывать влияние на детей, их семьи и студентов, будущих педагогов, которые, в свою очередь, тоже будут взаимодействовать с детьми и их семьями. Наша лаборатория развития детей сотрудничает с мичиганским университетом, это предполагает коммуникацию с общественностью, проведение исследований, апробирование на практике новых концепций. Мы обмениваемся опытом на локальном и национальном уровнях, чтобы затем взаимодействовать на более глобальном уровне. Я увлечена работой, для меня очень важно высокое качество образования детей, поддержка семей и их обучение, и моя должность дает прекрасную возможность все это делать.

– Можете ли вы предсказать, кто из студентов станет хорошим педагогом?

– Да, и мы проводим такую процедуру. Можно определить, что у отдельных студентов есть врожденная предрасположенность к педагогической деятельности, они добросердечные, открытые, им удается установить хорошие взаимоотношения, но иногда случается так, что у этих студентов не все хорошо с «бумажной» работой, планированием и пр., тогда мы оказываем им особую поддержку. Есть студенты, которые блестяще планируют мероприятия, но у них возникают сложности в выстраивании взаимоотношений с детьми. Педагоги, которые проводят оценку в университете, предоставляют в нашу лабораторию информацию, с какими навыками нужно особо поработать, в чем оказать особое содействие. Встречаются также студенты, которые не смогут работать с целой группой малышей, но им будет удаваться взаимодействие с родителями. Для таких студентов рекомендована административная деятельность.

– У вас большой опыт работы в инклюзивных группах. Какие рекомендации вы бы дали педагогам, которые не хотят работать в таких группах?

– Очень часто педагоги не то чтобы не хотят работать в таких группах, просто они чув­ствуют себя неуверенно. Но основная задача педагога – поддержание и способствование развитию ребенка, неважно, какому ребенку помогать – с обычным развитием или с синдромом Дауна. Есть педагоги, которые имеют положительный опыт в таких группах и им нравится эта работа, они могли бы транслировать свой опыт другим педагогам. n

Беседовала Элла Емельянова

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.