ISSN 1997-9657
       

Юркевич В.С. Осторожно, стереотипы!

Фрагмент статьи

Одаренный человек не всегда успешен, а успешный необязательно одарен или талантлив. Может быть, поэтому в современном обществе многие родители не хотят, чтобы их ребенок был вундеркиндом, аргументируя свой выбор тем, что судьба гения несчастна, наполнена трагическими событиями и переживаниями, особенно, если слава на ребенка обрушилась в раннем возрасте. Действительно, это, наверное, наиболее эксплуатируемый стереотип о талантах. Непризнанный, несчастный, терзаемый сомнениями гений... «Успех часто бывает единственной видимой разницей между гением и безумием» (П. Буаст). Судьба одаренных детей складывается по-разному. Одни добиваются успеха, таланты других остаются невостребованными обществом и им не удается добиться успеха. Почему так происходит? За разъяс нениями мы обратились к кандидату психологических наук, заведующей лабораторией психологии одаренных детей МГППУ Виктории Соломоновне Юркевич и попросили прокомментировать разные судьбы одаренных детей.

«Гений человека всегда одновременно и его рок»

Стереотип первый, наверное, самый сложный и самый печальный. Судьба гения трагична. В качестве примера – жизнь Ники Турбиной.

Она родилась в 1974 году в Ялте. Об отце Ники ничего не известно. Ее мать – Майя Анатольевна – была художницей. Ника росла малообщительной девочкой и очень любила ставить взрослых в тупик своими не по-детски серьезными вопросами. Любимым занятием Ники было смотреть в окно, особенно в дождливую погоду, и бормотать что-то себе под нос (как выяснилось позже – стихи!). Маленькая поэтесса с детства страдала бронхиальной астмой. У ребенка приступы удушья, как известно, вызывают страх перед сном. И Ника боялась заснуть. Точнее – боялась не проснуться, задохнувшись от кашля. Поэтому по ночам она сидела в постели, обложенная подушками, и, хрипло дыша, бормотала что-то на птичьем языке. Затем неясные звуки превращались в отчетливые фразы, которые звучали все громче и громче… Слова буквально душили малышку, и в такие минуты она упорно звала на помощь взрослых и требовала: «Пишите!»

Стихи девочки-первоклассницы с подачи Юлиана Семенова напечатала «Комсомольская правда». Через год в Москве вышла первая книга ее стихов с предисловием Евгения Евтушенко. Затем Ника становится участницей международного поэтического фестиваля «Поэты и Земля» в Италии, на котором ее наградили «Большим Золотым Львом Венеции» (ранее этот приз из русских поэтесс получала только Анна Ахматова). Дальше – поездка в Соединенные Штаты, где Ника встречалась с Иосифом Бродским… Стихи Турбиной издавались на разных языках мира.А в 13 лет Нику Турбину стали забывать. Она оказалась совершенно беззащитной перед взрослой жизнью. Слава, к которой она привыкла, таяла, исчезли журналисты и покровители. Писали, что ее стихи были гениальны лишь в контексте возраста. Она пыталась учиться во ВГИКЕ, в университете культуры, по-прежнему писала стихи, но их уже не печатали. За помощью Ника прибегала и к снотворному, и к спиртному и... 11 мая 2002 года Ники Турбиной не стало. В справке о смерти в графе «причина» – прочерк, в медицинском заключении сказано, что смерть наступила в результате травмы. А на полях сделана приписка: «Падение с пятого этажа, место и обстоятельства травмы неизвестны».

– Виктория Соломоновна, на ваш взгляд, почему Ника, как и многие другие одаренные дети, не сумела реализовать свой талант? Кто или что ей помешало?

– Очень жаль Нику. С ней я встречалась на передаче Андрея Караулова. К тому времени она была яркой, запоминающейся женщиной. Конечно, я читала и ее стихи. Как ни странно, главная проблема, по-моему, в том, что Ника, по сути, не была по-настоящему творческим человеком. Хотя вела она себя и выглядела хрестоматийно для так называемого творческого человека – с большими амбициями, со склонностью к трагедиям, с выраженной демонстративностью. Ее детские стихи говорят об очень высоких способностях к складыванию стихов, о чрезвычайной словесной одаренно сти, даже в каком-то смысле мастерстве, но не более того. На мой взгляд, она была очень способным копиистом. Нас же в стихах волнует не само по себе мастерство, а что-то другое – интонация, авторский голос, «лица необщее выраженье». А этого было мало.

Кроме того, ей не повезло. Даже такие версификаторы, как Ника, могли бы в другое время иметь успех, и большой, но ее поэтическая взрослость пришлась на поэтическое безвременье, когда поэт перестал быть «больше, чем поэтом». Интерес к стихам в массе пропал категорически. Его и сейчас нет. В принципе трагическая судьба для человека с детской славой и творческими амбициями – довольно стандартная ситуация, правда, не до такой степени. Вообще с творческими детскими амбициями нужно быть очень осторожными – для творчества нужна прежде всего особая творческая личность, а не одни высокие способности. В этом трагедия.

Я неплохо знала еще одного вундеркинда, даже более знаменитого – Бусю Гольдштей на (Бориса Эммануиловича Гольдштейна). Хороший, даже очень хороший скрипач, но… обычный. Но там, правда, трагедии большой не было – человек был адекватный и разумный. Помню, что в его руках скрипка звучала феноменально – до сих пор ее слышу. Правда, есть и другие примеры состоявшихся вундеркиндов: Грибоедов, Лермонтов.

Каждый ребенок – гений?

Стереотип второй. Талант – это от рождения. Воспитать талант невозможно. Но история знает и другие примеры, когда гении вырастали по воле родителей. Это и создатель кибернетики Норберт Винер, и Карл Брюллов, о судьбе которого расскажем подробнее.

Родился Карл в 1799 в Петербурге в семье академика орнаментальной скульптуры, жи вописца-миниатюриста Павла Ивановича Брюллова. Преподаватель академии художеств Павел Брюллов твердо решил – сын непременно должен стать художником! В раннем детстве Карл не отличался особыми способностями, к тому же после перенесенной золотухи был слаб здоровьем. Мальчику не давали завтрак, пока он не нарисует определенное его отцом-учителем количество человечков и лошадок. Однажды за невыполненное задание отец стукнул сына по голове. Удар был настолько сильным, что с тех пор Карл перестал слышать одним ухом! О том, что Павел Иванович не терпел сантиментов, свидетельствуют такие слова Карла Павловича: «Отец не приучал нас к нежностям и во всю свою жизнь поцеловал меня только один раз, когда я садился в дилижанс, чтобы ехать за границу». Отец будущего живописца прекрасно понимал, что путь в искусстве не усыпан лепестками роз и требует, прежде всего, самоотдачи и самодисциплины и воспитывал эти качества в сыне.

Радостно, что Карлуша стал Карлом Великим – так еще при жизни называли современники замечательного русского художника Карла Павловича Брюллова. Его имя ставили рядом с именами Рубенса, Рембрандта, Ван Дейка.

– Виктория Соломоновна, означает ли данная история, что талант может быть открыт позднее, а не в детстве, или гений появился только благодаря требовательности отца? Что вы посоветуете амбициозным родителям, которые иногда стремятся во что бы то ни стало сотворить из ребенка великого гения?

– К сожалению, любые рекомендации в таком особом деле, которое, честно говоря, по ведомству господа Бога, звучат забавно. Просто по чьей-то воле гения не вырастишь. Только ребенка сломаешь. А что касается сколько-нибудь отчетливых фактов, то они на сегодняшний день таковы:

Особая одаренность – это ВСЕГДА и особая природа, и особые гены. Из обычного ребенка гения ни воспитаешь, хоть ты будь самым развеликим воспитателем. Другое дело, что родитель, поставивший перед собой такую грандиозную задачу, с одной стороны, сам чаще всего необычный и, как правило, одаренный человек (если все-таки он достаточно адекватен) и потому, вероятно, и в его ребенке могут быть те самые необычные гены. Тогда этот родитель становится родителем гения. Таков был амбициозный в самом лучшем смысле Леопольд Моцарт, таков был отец Норберта Винера, отец талантливых девочек-шахматисток Ласло Полгар. Но есть и другие, неудачные примеры – я их лично знаю.

Роль развития никто и никогда не отменял. Как для любого самого могучего и великолепного растения нужна и вода, и солнце, так и для будущего гения с его великими задатками нужны условия для развития. Нужен педагог, одаренный, требовательный и любящий (потому и часто это кто-то из родителей), нужна среда – «незримый колледж», много чего нужно.

Гений – это не только чрезвычайные способности, это еще и чрезвычайная личность, это, прежде всего, особые потребности, особые амбиции, особые цели в жизни. Это ничуть не меньше значит, чем выдающиеся способности. А с точки зрения творческой состоятельности даже больше.

Полный текст статьи читайте в журнале «СДО».

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.