ISSN 1997-9657
       

Эльконинова Л.И. Психическое развитие в ролевой игре – когда оно происходит?

Фрагмент статьи

Развивающая функция сюжетно-ролевой игры дошкольников стала для отечест­венных психологов и педагогов аксиомой. Вместе с тем уже в 70-х годах детские психологи обратили внимание, что в силу многих причин естественная передача игровых умений от старших детей к младшим стала затруднена (появилось много однодетных семей, сократилось количество коммунальных квартир и др.) и, следовательно, детей нужно учить играть. Такие известные психологи, как Н.Я. Михайленко, Н.А. Короткова, С.Л. Новоселова, Е.В. Зворыгина и др. разработали программы развития (формирования) игры. Тем не менее возможности детей играть в ролевые игры продолжали сужаться: в настоящее время возраст поступления в школу снизился до 6,5 года, подготовка к школе начинается с 5 лет (а часто и раньше), поэтому времени для игры остается все меньше. При этом потребность детей в игре сохраняется. Я наблюдала, как ранним утром в средней группе одного из московских детских садов собралась группа девочек. На мой вопрос, почему они так рано пришли в детский сад, воспитательница ответила, что они потребовали от родителей приводить их в сад пораньше, чтобы успеть поиграть с куклами baby born до начала занятий.

Е.О. Смирнова и О.В. Гударева указывают на недостаточную развитость сюжетно-ролевой игры дошкольников, проживающих в городах, и высказывают сомнения в том, что в таких условиях игра может выполнять функцию ведущей деятельности. Следует ли из всего этого, что в сюжетно-ролевой игре уже не происходит психического развития детей? Ответственный ответ на этот вопрос требует реконструкции психологического понимания развития в ролевой игре. Здесь она будет проведена в рамках культурно-исторической теории (именно в ней построена периодизации Д. Б. Эльконина, согласно которой решающее значение для психического развития дошкольников имеет ролевая игра как ведущая деятельность). Как известно, главный принцип этой теории состоит в понимании психического развития как присвоения образов и образцов поведения, заданных (а не данных в готовом виде!) в культуре. В процессе присвоения культуры поведение ребенка качественно меняется – из естественного и импульсивного оно превращается в произвольное и осознанное. Этот переход исследуется посредством экспериментально-генетического метода (ЭГМ), в котором скачок от спонтанного, естественного («натурального») к культурному поведению специально воссоздается, моделируется («формируется»).

Как эта теоретическая концепция интерпретирует психическое развитие в сюжетно-ролевой игре, как здесь происходит передача/принятие культуры? Нужно сказать, что переход «естественное/культурное» в отечественной психологии успешно экспериментально моделировался лишь в случаях передачи/принятия операционально-технической стороны действия. Например, в развивающем обучении были получены убедительные данные о том, как этот переход происходит. Что касается ролевой игры, в которой присваивается мотивационно-потребностная сторона деятельности (смыслы человеческого действия, человеческие отношения), экспериментально-генетический метод оказался для исследователей сложным именно из-за своеобразия предмета – идеальности смыслов, отношений. Сам Д. Б. Эльконин* назвал свои опыты с игрой лишь «этюдами» и писал о том, что применение ЭГМ к игре – задача трудная и выполнима лишь в будущем. Он экспериментально не изучал и не строил процесс «передачи» мотивов человеческой деятельности как переход от интер- к интрапсихической форме игрового действия, а исследовал закономерности общего хода развития игры на протяжении дошкольного и младшего школьного возраста. Отечественные исследователи приняли идею Д. Б. Эльконина о роли как единице игры и считали, что передача смысла происходит естественно, вместе с принятием ребенком на себя роли. Они полагали, что взятая на себя роль придает смысл действиям, и игровые действия так или иначе воспроизводят внешний рисунок продуктивного действия, эксплицируя тем самым его смысл. Поэтому в упомянутых программах развития ролевой игры формировались игровые умения (техника игры), а зарождение смысла дейст­вия подразумевалось. Таким образом, развивающая природа игры исследователями допускалась, имелась в виду, а не объяснялась. Мы знаем уровни развития игры, полученные методом срезов, но переходные формы остались неизвестными. Не изучено и когда и как ребенок в игре совершает переход естественное/культурное, следовательно, не было критерия, свидетельствующего о моменте (акте) развития ребенка. Восстановим процесс культурного опосредст­вования психического развития в сюжетно-ролевой игре.

Полный текст статьи читайте в журнале «СДО»

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.