Рингблом Н. И собачка... jagade bort кошку: о некоторых особенностях нарративов двуязычных детей в Швеции

№5 2021 Рингблом Н. И собачка... jagade bort кошку: о некоторых особенностях нарративов двуязычных детей в Швеции
Аннотация

Актуальность. Исследования нарративов двуязычных детей чрезвычайно важны, так как они показывают полную языковую компетенцию ребенка, что в свою очередь позволит учителям и воспитателям подобрать соответственную программу.

Целью данной статьи является анализ нарративов русско-шведских детей-билингов. Автор рассматривает как ошибки (или «инновации»), так и стратегии, которые используются детьми при недостатке лексических и/или грамматических средств. Также будет сделана попытка объяснить причину возникновения наблюдаемых явлений.

Описание хода исследования. В исследовании приняли участие 25 русско-шведских билингвов в возрасте от 4,5 лет до 9,2 лет. Материал для данного исследования был собран с помощью специально разработанного инструмента для сбора нарративов Litmus MAIN («Мультиязычный инструмент анализа нарративов»). Помимо рассказов по картинкам, были собраны данные спонтанной речи и этнолингвистические наблюдения.

Результаты. Исследование показало, что многие дети были не знакомы с русским эквивалентом шведских слов и при незнании слова часто использовали жесты. Для металингвистических комментариев и вопросов нередко использовался шведский язык. Дети были склонны к лексическим инновациям и изменению значения слов. Они часто смешивали синонимы или близкие по значению или звучанию лексические единицы. У детей со слабым русским языком были отмечены случаи трансфера, а также следующие грамматические ошибки: неправильные падежные окончания, шибки в выборе рода глагола, употребление неправильного предлога и падежной формы, ошибки употребления аккузатива вместо локатива и ошибки в виде глагола.

Заключение. Рассматривая особенности нарративов детей, автор показывает, как недостаток инпута и доминантный язык влияет на их рассказы. Так как усвоение языка в Швеции происходит в определенном контексте, инпут часто ограничен ситуациями, с которыми ребенок сталкивается в повседневной жизни. В связи с этим родителям и учителям родного языка необходимо находить больше возможностей для практики русского языка.

Необходимо создавать языковые ситуации, в которых дети будут хотеть рассказывать о том, что с ними произошло. Родителям и преподавателям важно пытаться мотивировать ребенка рассказывать именно на русском языке, найти время для того, чтобы вместе играть, слушать ребенка, заниматься совместной деятельностью и помочь найти лексические средства для выражения своей мысли.

Фрагмент статьи

1. Введение

1.1. Русский как эритажный язык

В Швеции проживает около 30 000 русскоговорящих (Parkvall, 2015. С. 276) жителей, и основной причиной для переезда является семья (75%) (Otwinowska et al., 2019).

Большинство русскоговорящих иммигрантов желают передать своим детям родной язык и культуру (Ringblom & Karpava, 2020; Рингблом, Забродская & Карпава, 2019), поэтому дети русскоговорящих иммигрантов нередко осваивают одновременно два языка. Однако русский язык часто развивается в условиях недостатка инпута, под влиянием шведского языка, в результате чего язык среды (шведский) становится сильным, а домашний язык (русский) слабым. Детей, осваивающих родной язык в условиях ограниченного инпута и под влиянием доминантного языка, в науке принято называть «херитажными» (или «эритажными») носителями (heritage speakers) а их язык – херитажным (Доброва, Рингблом, 2017), или «эритажным языком» (Выренкова, Полинская, Рахилина, 2014) (в английской терминологии heritage language). Исследования эритажного (унаследованного) языка привлекают на сегодняшний день внимание все большего количества ученых (Polinsky, Kagan, 2007; Доброва, Рингблом, 2019), так как в связи с миграционными процессами во всем мире, увеличивается количество детей, усваивающих родной язык под влиянием доминантного языка, однако не все исследователи одобряют этот термин и предпочитают ему более нейтральный – билингв.

При конструктивистском подходе к исследованию языка большое внимание уделяется инпуту, так как именно инпут составляет для ребенка основной строительный материал, с помощью которого он создает собственную языковую систему. Необходимо принимать во внимание не только количество, но и качество инпута, получаемого ребенком, так как в ситуации одновременного усвоения двух языков именно качество может иметь решающее значение. Нередко ребенок слышит русский язык только от мамы, много лет прожившей в Швеции, в речи которой уже имеются и некоторые элементы языковой аттриции и смены кода: «Я преподаю математику и мне уже самой легче говорить про ekvasioner и multiplikationer (мама в Швеции) (Рингблом, Забродская, Карпава, 2019), «Я преподаю математику, и мне уже самой легче говорить про уравнения и умножения». «Эта соска тоже грязная. Она uff!! Она smutsig!» (Ringblom, 2012. С. 210).

Ввиду ограниченности инпута, детям часто может не хватать лингвистических и грамматических средств для того, чтобы выразить свою мысль по-русски. Случается также, что дети не могут в определенный момент актуализировать нужное слово (Доброва, Рингблом, 2019). Между собой дети в смешанных семьях чаще всего говорят по-шведски: «Друг с другом они только по-шведски и так было всегда» (НФ, мать двоих детей). Когда детей-эритажников просят о чем-то рассказать, они нередко переходят на доминантный язык, особенно в тех ситуациях, когда знают, что их собеседник также владеет шведским языком. Такую стратегию одновременного использования ресурсов двух языков в последнее время принято называть транслингвизмом (в английской терминологии translanguaging (см. Garcia, 2009). Транслингвизм привлекает все большее внимание ученых и в Швеции является разрешенной коммуникативной стратегией даже в школе. Транслингвизм, смена кода и другие характеристики русского как эритажного на данный момент уже хорошо описаны в литературе (Karpava et al., 2020), и наличие их у детей-билингвов является, пожалуй, больше нормой чем исключением из правил.

Полный текст статьи читайте в журнале "СДО"

Список литературы

1. Выренкова А.С., Полинская М.С., Рахилина Е.В. Грамматика ошибок и грамматика конструкций: «эритажный» («унаследованный») русский язык // Вопросы языкознания. – 2014. – №3. – C. 3–19.
2. Доброва Г.Р., Рингблом Н.Е. О некоторых особенностях освоения глагольного вида русско-шведскими детьми-билингвами: к вопросу о специфике «херитажного» языка // Acta Linguistica Petropolitana. St. Petersburg Institute for Linguistic Studies Russian Academy of Sciences, 2019.
3. Доброва Г.Р., Рингблом Н.Е. Чем херитажный (унаследованный) язык отличается от второго (неродного) / Проблемы онтолингвистики, 2017. Освоение и функционирование языка в ситуации многоязычия: Материалы ежегодной международной научной конференции, Санкт-Петербург, 26–28 июня 2017 / Под ред. Т.А. Круглякова, М.А. Еливанова, Т.А. Ушакова. – Иваново: ЛИСТОС, 2017. – 284 с.
4. Менг К., Протасова Е. Интеракционная грамматика раннего билингвизма // Путь в язык. Одноязычие и двуязычие / Под ред. С.Н. Цейтлин, М.Б. Елисеева. – М.: Языки славянский культур, 2011. – С. 221–234.
5. Мечковская Н.Б. Помогут ли различия между онтогенезом русского и немецкого языков доказать гипотезу лингвистической относительности Сепира-Уорфа? / Проблемы онтолингвистики: Материалы международной научной конференции г. Санкт-Петербург, 26–29 июня 2013 г. / Под ред. Т.А. Круглякова, М.А. Еливанова, М.Б. Елисеева. – СПб.: РГПУ им. А.И. Герцена, 2013. – С. 17–24.
6. Полинская М. Русский язык первого и второго поколения эмигрантов, живущих в США / A. Mustajoki, E. Protassova, & N. Vakhtin (Eds.). Instrumentarium of linguistics: sociolinguistic approaches to non-standard Rus-sian. – Helsinki, 2010. – P. 314–328.
7. Протасова Е.Ю., Родина Н.М. Многоязычие в детском возрасте. – СПб.: Златоуст, 2005. – 272 с.
8. Рингблoм, Н., Карпова С. Особенности нарративов двуязычных детей в Швеции и на Кипре // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. – 2018. – С. 141–153.
9. Рингблом Н., Краснощекова С.В., Галкина Е.В. Предложно-падежные конструкции в речи русско-голландских и русско-шведских двуязычных детей в сравнении со студентами, изучающими русский язык как иностранный / Проблемы онтолингвистики, 2018. Материалы ежегодной международной научной конференции, Санкт-Петербург, 20–23 марта 2018 г. РГПУ им. А.И. Герцена, кафедра языкового и литературного образования ребенка, лаборатория детской речи, межвузовский центр билингвального и поликультурного образования / Под ред. Т.А. Круглякова, Т.А. Ушакова, М.А. Еливанова, Т.В. Кузьмина. – Иваново: ЛИСТОС, 2018. – 520 с.
10. Цейтлин С.Н. К построению грамматики промежуточного языка / Acta Linguistica Petropolitana. Труды Института лингвистических исследований РАН. Т. 11. Ч. 1: Категории имени и глагола в системе функциональной грамматики / Под ред. С.Ю. Дмитренко, Н.М. Заика. – СПб.: Наука, 2015. – С. 515–538.
11. Цейтлин С.Н. Лингвистические этюды. – СПб.: РГПУ им. А.И. Герцена, 2013. – 408 c.
12. Цейтлин С.Н. Очерки по словообразованию и формообразованию в детской речи. – М.: Знак, 2009. – 592 с.
13. Цейтлин С.Н. Речевые ошибки и их предупреждение. – СПб.: МиМ, 1997. – 186 c.
14. Шведова Н.Ю. (гл. ред.). Русская грамматика. – Т. 1. – М.: Наука, 1980. – 754 с.
15. Clark E.V. The Principal of contrast: A constraint of acquisition // Mechanisms of acquisition. NJ: Hillsdale, 1987. P. 1–33.
16. Gagarina N., Klop D., Kunnari S., Tantele K., Välimaa T., Balčiūnienė I., Bohnacker U., Walters J. Assessment of Narrative Abilities in Bilingual Children // Assessing Multilingual Children. Disentangling Bilingualism from Language Impairment / Armon-Lotem Sh., de Jong J., Meir N. (Eds.). Assessing Multilingual Children. Multilingual Matters. Bristol – Buffalo – Toronto, 2015. P. 243–276.
17. Gagarina N., Klop D., Kunnari S., Tantele K., Välimaa T., Balčiūnienė I., Walters J. MAIN: Multilingual Assessment Instrument for Narratives. ZAS papers in Linguistics, 56 (2012).
18. Garcia, O. (2009). Bilingual Education in the 21st Century: A Global Perspective. Chichester: Wiley-Blackwell.
19. Haman E., Luniewska M., Pomiechowska B. Designing cross-linguistic lexical tasks (CLTs) for bilingual preschool children // Methods for assessing multilingual children: disentangling bilingualism from Language Impairment / S. Armon-Lotem, N. Meir, J. de Jong (Eds.). Bristol: Multilingual Matters, 2015. P. 196–240.
20. Karpava, S., Ringblom, N., Zabrodskaja, A. (2020). A Look at the Translanguaging Space of Russian-speaking Families in Cyprus, Estonia and Sweden: On the Possible interrelationship between Family Language Policy and Linguistic Landscape. In: Lydia Sciriha (Ed.). Comparative Studies in Bilingualism and Bilingual Education. Newcastle upon Tyne, UK: Cambridge Scholars Publishing, pp. 77-99. https://www.cambridgescholars.com/comparative-studies-in-bilingualism-and-bilingual-education
21. MacWhinney B. (2000). The CHILDES Project: Tools for analyzing talk. Mahwah, NJ: Erlbaum, 206 p.
22. McCabe A. Chameleon readers: Teaching children to appreciate all kinds of good stories. NY: McGraw, 1996. 204 p.
23. Montrul S., Foote R., Perpiñán S. Gender agreement in adult second language learners and Spanish heritage speakers: The effects of age and context of acquisition // Language Learning. 2008. Vol. 58. N 3. P. 503–553.
24. Otwinowska-Kasztelanic, A, Meir, N, Karpava, S, Ringblom, N.& La Morgia, F. (2019). Language and literacy transmission in heritage language: evidence from Russian-speaking families in Cyprus, Ireland, Israel and Sweden. Journal of Multilingual and Multicultural Development. 1–26.
25. Parkvall, M. (2015). Sveriges sprеk i siffror [Swedish in Numbers]. Sprеkrеdet. Morfem.
26. Pearson B.Z. Assessing lexical development in bilingual babies and toddlers // International Journal of Bilingualism. 1998. Vol. 2. P. 347–372.
27. Polinsky M., Kagan O. Heritage languages in the wild and in the classroom // Language and Linguistics Compass. 2007. Vol. 1. N.5. P. 368–395.
28. Ringblom N. The emergence of a new variety of Russian in a language contact situation // Multilingual individuals and multilingual societies / K. Braunmüller, Chr. Gabriel (Eds.). Amsterdam, Philadelphia, 2012. P. 63–80.
29. Ringblom N. The acquisition of Russian in a language contact situation: A case study of a bilingual child in Sweden. (Doctoral dissertation). Acta Universitatis Stockholmiensis, 2012. 276 p.
30. Ringblom, N. & Dobrova, G. (2019). Holistic Constructions in Heritage Russian and Russian as a Second Language: Divergence or Delay?. Scando-Slavica, 65:1, 94–106.
31. Roelofs, A. (2008). Tracing attention and the activation flow in spoken word planning using eye movements. Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition 34: 353–68.

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.

Ключевые слова

двуязычные дети, эритажный язык, нарративы, доминантный язык, инновации, Швеция.