ISSN 1997-9657
       

Татьяна Тихомирова: «Важно, чтобы каждому ребенку было психологически комфортно осваивать новые для него знания, овладевать принципиально важными умениями, учиться воплощать свои собственные идеи»

№2 2020 Татьяна Тихомирова:  «Важно, чтобы каждому ребенку было психологически комфортно осваивать новые для него знания, овладевать принципиально важными умениями, учиться воплощать свои собственные идеи»
Аннотация

В образовательных организациях используется большое количество различных обучающих программ, систем когнитивного обучения, способствующих, по утверждению их авторов, развитию интеллектуальных способностей, креативности, иных когнитивных навыков, улучшению академических достижений обучающихся. Однако, как показывает практика, не всегда реализация этих инновационных программ и технологий приносит ожидаемые эффекты и результаты.

Почему так происходит и какие факторы действительно влияют на развитие когнитивных способностей в частности и эффективности когнитивного функционирования в целом? За счет каких ресурсов – личных или социальных – один ребенок достигает больших успехов в обучении, а другой – едва способен освоить образовательные программы на удовлетворительном уровне?

Об этом мы поговорили с членом-корреспондентом РАО, доктором психологических наук Татьяной Николаевной Тихомировой, которая является научным руководителем Федерального ресурсного центра психологической службы в системе образования. Это структурное подразделение Российской академии образования сформировано при тесном взаимодействии Российской академии образования и Министерства просвещения Российской Федерации.

На базе Федерального ресурсного центра осуществляется аналитическая работа в области нормативно-правового, кадрового, научно-методического и научного обеспечения психологической службы в системе образования. Все аналитические разработки центра выполняются для принятия эффективных научно обоснованных управленческих решений в системе образования России на всех уровнях – федеральном, региональном, муниципальном.

Одной из важнейших задач центра является совершенствование психологического сопровождения обучающихся на всех уровнях общего образования, включая дошкольное образование. Татьяна Николаевна руководит координацией и организацией научных исследований в интересах развития психологической службы в системе образования. В рамках этой социально значимой работы создается консорциум ведущих научных и образовательных организаций, на базе которых проводятся исследования современного российского ребенка.

Полный текст

Татьяна Николаевна, у вас большой опыт проведения психологических исследований с участием детей разного возраста.А какие исследования особенно важны для понимания развития детей в условиях современной образовательной среды?

 

 

 

– Для понимания закономерностей развития ребенка и тех факторов, которые имеют значение для формирования его психологических характеристик, показателей индивидуальных достижений, особенно важны лонгитюдные (длительные) исследования. Суть этого типа исследования заключается в многократном измерении ряда признаков у одной и той же группы респондентов в течение определенного временного интервала – на протяжении начальной школы, старшего дошкольного возраста. При этом обязательно фиксируются все условия среды, связанные с определенным измерением: в отношении образования это могут быть условия образовательной среды конкретной школы, детского сада в частности и особенности образовательной системы страны в целом.

Так сложилось, что сфера моих личных исследовательских интересов сосредоточена, в основном, на школьном возрасте – от начального уровня образования до полного. Но я понимаю, что исследования должны начинаться гораздо раньше – с дошкольного возраста, с детского сада. Однако, при организации лонгитюдных исследований с охватом и дошкольного возраста, и школьного возникает проблема «доступности» респондентов для исследователя, когда дети поступают для обучения в разные школы, а работа с ними начиналась в одной группе детского сада. Лонгитюдное исследование организуется таким образом, чтобы выборка респондентов была «доступна» в течение как можно большего времени.

Сейчас очень часто встречается мнение, что современные дети стали другими. Как вы считаете, это на самом деле так?

– Действительно, сейчас многие СМИ пишут, что современные дети стали другими: более агрессивными, «скоростными», менее самостоятельными, инфантильными; современные дети в большей мере и более успешно, чем взрослые, пользуются всевозможными гаджетами, причем с раннего возраста и т.д. Но, к сожалению, эти выводы не основаны на научных исследованиях, как должно было бы быть. Как правило, все доводы и аргументы сводятся к примерам из индивидуального опыта авторов таких изречений. Научных исследований, которые могли бы достоверно ответить на вопрос, изменились ли современные дети, пришедшие в детский сад сегодня, по сравнению с детьми, пришедшими, например, пятью годами ранее, нет. Тем более такие исследования отсутствуют в масштабе страны, когда существует региональная специфика и условий семейного воспитания, и психологического сопровождения в системе образования.

Я являюсь научным руководителем муниципального общеобразовательного учреждения в Подмосковье, обычной школы, в которой когда-то училась сама. На базе этой школы при поддержке органов управления образования, директора и с согласия родителей уже 9 лет подряд проводится всероссийское лонгитюдное исследование успешности в обучении. Это первое в России исследование, охватывающее все школьные периоды (от начальных до старших классов) и всех детей, которые учатся в школе. Целью этого исследования является изучение индивидуальных траекторий психического развития ребенка на протяжении школьного возраста по ряду когнитивных, личностных и мотивационных показателей. Каждый ученик школы раз в год (в конце каждого года обучения) выполняет определенные тестовые задания в компьютеризированном и «бумажном» виде, направленные на определение объема памяти, особенностей внимания, точности и скорости обработки числовой информации.

Задача исследователя – выяснить, как у ребенка развивается скорость переработки информации на всем протяжении школьного возраста, как происходит наращивание объема рабочей памяти, как формируется тот или иной аспект когнитивного функционирования. Эти данные, полученные в ходе сложной статистической обработки, могут быть научной основой для методических рекомендаций для педагогов, которые одновременно работают с детьми как с очень высокой скоростью обработки информации, так и с очень низкой.

К сожалению, как правило, в школах и дет­ских садах проводятся так называемые срезовые исследования. Проводятся эти исследования как в рамках дипломных работ, так и в контексте госзаданий научных организаций. Как это проходит? Исследователи приходят в школу или садик, проводят разнородные тестовые задания (порой с очень ненадежными психометрическими характеристиками) и делают разноплановые выводы о возрастных особенностях, которые невозможно объединить в силу разрозненности тестовых заданий, отсутствия контроля важнейших условий развития ребенка, неоднородности выборок и т.п. Но такие исследования уже не актуальны, они не дают достоверной картины о психическом развитии. Надо объединять интеллектуальные возможности и исследовательские ресурсы для изучения современного детства.

В данный момент актуальны лонгитюдные исследования, когда исследователи работают с одними и теми же детьми, изучают определенные показатели на протяжении длительного времени по одним и тем же надежным методикам с добавлением новых и, главное, могут зафиксировать средовые (семейные и образовательные) особенности, в которых растет и развивается ребенок.

В идеале лонгитюдное исследование должно начинаться с раннего возраста и продолжаться до того момента, когда возможно отследить ребенка в общеобразовательных организациях. В российском лонгитюдном исследовании успешности в обучении сейчас охвачен восьмилетний период развития – с первого по восьмой класс.

Такое исследование организовать очень сложно...

– Лонгитюдные исследования сложны в организации и трудоемки в проведении, но обеспечивают целый ряд преимуществ по сравнению с другими исследовательскими методами.

Во-первых, открывается возможность ранней регистрации событий, инициирующих нарушения в развитии ребенка. Лонгитюдное исследование позволяет определить первичное негативное проявление признака, которое может быть связано с неблагоприятными воздействиями среды или индивидуальными особенностями, которые также фиксируются только в таких исследованиях.

Во-вторых, исследуется действительно развитие (положительная или отрицательная динамика) признака с возрастом. Можно рассчитать среднюю траекторию развития, а также построить индивидуальные траектории для каждого ребенка.

В-третьих, открывается возможность оценки причинно-следственных связей между признаками в разных возрастах. Важно, что лонгитюдные исследования позволяют наблюдать порядок воздействий и по­следствий во времени. Например, изучаются долгосрочные связи между особенностями развития ребенка в детстве и особенностями его психологического здоровья во взрослом возрасте.

В-четвертых, контролируются эффекты когорты, то есть становится возможным ответить на вопрос, а стали ли другими современные дети? Например, сравнение изменений, полученных в 2010 году среди 30-летних и 40-летних респондентов, отражает и то, что группы различаются на 10 лет (эффект возраста), и то, что они родились в разное время. Это крайне важно, потому что, например, приоритеты системы образования (изменения количества уроков по определенному предмету) на момент младшего школьного возраста респондентов могли различаться в 1987–1991 годах (для 30-летних) и в 1977–1981 годах (для 40-летних).

Масшабные лонгитюдные исследования поддерживаются обычно на уровне правительств стран, на это нужны большие административные ресурсы. Например, одно из таких значительных лонгитюдных исследований началось в марте 1946 года в Великобритании и закончилось в 2013 году, когда его участникам было по 69 лет. Это уникальное исследование, исследователи разных поколений провели колоссальную работу, собрали целый ряд показателей психологического и физического здоровья и благополучия. При этом учитывались даже такие факторы, как: курит человек или нет, сколько лет он обучался, карьерное движение, социально-экономический статус во взрослом возрасте и т.п. Эти данные легли в основу инноваций в системе образования и здраво­охранения Великобритании.

В российском лонгитюдном исследовании успешности в обучении ежегодно измеряется не только специфика когнитивного развития, мотивации, личностной сферы, успешности в обучении, но и фиксируются условия семейной среды с позиции восприятия ребенком. Так, с согласия родителей ребенок заполняет опросник, направленный на понимание особенностей восприятия отношения и матерей, и отцов (естественно, при наличии). Например, фиксируется показатель, контролирует ли мама выполнение домашних заданий. Но исключительно от индивидуальных особенностей ребенка зависит, как он это воспринимает. Если в первом классе ребенок, как правило, спокойно относится к тому, что мама проверяет у него домашнее задание, то в 8 классе уже наблюдаются «протестные настроения». Что дети говорят в таком случае? Как правило, восьмиклассник считает, что «родители влезают в мою частную жизнь», «пытаются меня контролировать». Но всегда есть и индивидуальные различия. Так, встречаются восьмиклассники, которые спокойно к этому относятся. И фактически исследователь может выявить динамику восприятия родительского отношения в среднем и на индивидуальном уровне.

Такие лонгитюдные исследования – это тяжелый труд всех участников образовательных отношений: исследователя, школьников, администрации школ, в меньшей мере родителей. Специфика лонгитюдов – в «отсроченности» результатов. Если мы сегодня начинаем лонгитюдное исследование с участием первоклассников школы, региона или страны, то результаты о развитии на протяжении основного общего образования мы получим только через 9 лет. Но уже через 4 года мы сможем, например, оценить, различаются ли первоклассники, пришедшие в первый класс четырьмя годами позже. И фактически благодаря только такому исследованию мы можем сказать, изменились ли дети, стали ли они агрессивнее, умнее, толерантнее и т.п.

Участие в исследовании – нагрузка не то­лько для специалистов, но и для детей…

– Проводя исследование в школе, мы добились, что каждый школьник тратит на участие в нем всего два урока в конце каждого учебного года. Все исследования в образовательных организациях должны проводиться в строгом соответствии с этическими нормами. Школьники должны с удовольствием выполнять задания, детям должно быть интересно. Ребятам необходимо разъяснять, для чего они делают каждое задание и что оно дает им в плане тренировки или нового знания. В нашей школы мы проводим специальные научные мини-сессии «Мои познавательные возможности и успехи в учебе» для школьников 1–11 классов, разработанные для каждой возрастной группы. Кроме того, у каждого школьника есть возможность попробовать себя в настоящей научной работе, а у родителей получить ответы на интересующие их вопросы в области образования ребенка.

В ходе лонгитюдных исследований проводится нормирование показателей, например, когнитивного развития для каждой возрастной группы. На данный момент в России нет норм по показателям интеллекта, памяти, скорости переработки информации для разных возрастных групп. И пока мы можем только голословно говорить, изменились ли дети. Например, в нашей школе учителя начальных классов в большинстве своем считают, что дети изменились. В качестве аргументов приводятся профессиональные наблюдения. В частности, если раньше, когда детям читали текст и спрашивали, какие слова непонятны, то поднимались одна-две руки, называли действительно какие-то сложные, редко употребляемые слова типа «избенка». Сейчас непонятных для детей слов стало много больше, после каждого произведения – лес рук, они не понимают слов «тропинка», «косынка», которые в прошлые годы дети понимали без проблем. Задача ученых в данном случае – зафиксировать объем словарного запаса детей с помощью надежных тестовых методов и рассчитать различия между когортами детей (например, нынешнего года и пятью годами ранее). Сейчас эта работа выполняется.

Почему происходят такие различия в словарном запасе?

– Перед учеными как раз и стоит задача – выяснить причины всех зафиксированных изменений. Мы знаем, что у нас очень хороший охват населения дошкольным образованием, реализуются научно обоснованные программы. В Россию перенимать опыт дошкольного образования приезжают из других стран. Но, видимо, словарный запас детей претерпевает изменения в соответствии с изменениями приоритетов среды. Например, если спросить ребенка 10 лет назад, что такое «гаджет» и т.п., он не ответит. Но это не означает, что его словарный запас «обеднел». Отслеживать и индивидуальные изменения в когнитивной сфере, и тренды среды как раз и призваны лонгитюдные исследования. Нам важно понять не только, как развивается с 1 по 4 класс скорость переработки информации или словарный запас, но понять, почему происходит именно так. Почему есть разные группы детей, которые по-разному реагируют на изменения среды? Например, группа детей приходит в первый класс с примерно одинаковым уровнем скорости переработки информации. В ходе дальнейшего обучения в школе одни дети, это уже научно доказано, оказываются очень успешными в обучении чтению и языку, у них идет интенсивный положительный прирост скорости. У других детей прирост очень небольшой, им нужно больше времени, чтобы ответить на вопрос, чтобы выучить стихотворение и т.д. У этих детей на протяжении начального обучения идет очень медленный прирост скорости переработки информации. Наше научное исследование призвано не только это зафиксировать, но и понять, какие факторы (семейные, индивидуальные и образовательные) влияют на развитие каждого ребенка. Возможно, что ребенку с замедленной скоростью реакции нужен учитель начальных классов с более быстрой реакцией, а возможно, что наоборот. Эти данные лягут в основу разработки методических рекомендаций для педагогов.

В данном случае речь идет об индивидуализации и персонализации образования?

– Да, несомненно, наша задача – выяснить, какие факторы приводят к формированию индивидуальных различий в обучении, почему один ребенок хорошо справляется с образовательной программой и в детском саду, и в школе, а кому-то нужно больше времени для понимания задачи, ему сложно, родители нервничают, воспитатели не знают, что делать. Получается, что плохо и ребенку, и воспитателям, и родителям.

Результаты наших лонгитюдных исследований направлены на повышение успешности в обучении каждого ребенка, а в конечном счете, на повышение эффективности системы образования в целом, чтобы каждому ребенку в школе, детском саду было комфортно. Ребенок не должен нервничать, переживать из-за своей индивидуальности, ему не должны говорить «чего ты так долго думаешь» или «чего ты так быстро отвечаешь». Поэтому так важен анализ индивидуальных различий в обучении и факторов, которые формируют эти различия. Если взять любую группу детского сада, то в ней обязательно будут как быстрые, так и крайне медленные дети. Это закон нормального распределения признака в группе.

Татьяна Николаевна, вы говорите о разных показателях у детей, которые ходят в одни и те же группы, занимаются у одних и тех же педагогов, но результаты освоения программ у всех разные. Почему в схожих условиях один ребенок успешен, а другой нет?

– В формировании индивидуальных различий по любому психологическому признаку участвует целый «набор» средовых и индивидуально-психологических факторов: семья, образование, когнитивная сфера, личностные особенности, мотивация, плюс, несомненно, генетика, которая проявляется в этих индивидуально-личностных особенностях.

Важную роль, несомненно, играет множе­ство факторов семейной среды: от специфики детско-родительских отношений, количества детей в семье до доступности образовательных и культурных мероприятий в семье и социально-экономического статуса. Подчеркну особо, что социально-экономический статус семьи – это не только и столько деньги, а в первую очередь это уровень образования родителей или их понимание ценности образования для своего ребенка. В зарубежных исследованиях наиболее весомым показателем социально-экономического статуса семьи является образование матери: чем выше образование матери, тем выше социально-экономический статус семьи. Родители, которые беспокоятся об образовании детей, большое внимание уделяют выбору школы, педагога, обогащению среды ребенка в соответствии с его возрастом, предоставляют образовательные возможности для развития ребенка в разных направлениях.

Еще один важный фактор формирования индивидуальных различий в обучении – это психологические особенности ребенка: когнитивные, личностные, мотивационные. Здесь все более-менее очевидно: интеллект, память, скорость обработки информации, восприятие, внимание – все те показатели когнитивных способностей, с помощью которых ребенок познает мир. Эти особенности когнитивного развития начинают проявляться в дошкольном возрасте, подкрепляются образовательными или воспитательными программами в детских садах и актуализируются в младшем школьном возрасте.

Не менее важный фактор индивидуальных различий – особенности мотивационной сферы. Все мы наблюдаем: если ребенку не хочется, неинтересно, или он считает, что не справится, то и заниматься этим не будет в должной мере.

Конечно, в индивидуальных различиях в успешном обучении играют роль и личностные особенности ребенка. Если мы обратимся к начальной школе, то, согласно, например, статистическим данным по моей школе, большинство отличников – девочки. Они не всегда суперинтеллектуально одарены, но прилежны, всегда отвечают на вопросы, благоразумны. Это социально желательные дети. А есть шустрые детки, которым все надо выяснить, гиперактивные, и от таких, конечно, учитель устает, особенно если в классе 30 учеников.

Показано, что некоторые личностные особенности мешают ребенку получать «пятерки». Родители начинают тревожиться.

У нас оценка, как известно, является показателем социально-экономического статуса семьи. Взрослым всегда приятно сказать: «Мой ребенок – отличник, мой внук – отличник». И родители, бывает, чересчур усердствуют. Им хочется, чтобы их дети получали только «пятерки». Они не смотрят на индивидуально-психологические особенности детей, не понимают ограничений индивидуально-психологических особенностей своих детей, что делает процесс образования психологически некомфортным. Мы можем «выжать» из ребенка отличника, но, возможно, в этом случае он не покажет какие-то свои скрытые таланты, не начнет рисовать, писать стихи.

У нас система образования, к сожалению, сейчас настроена на оценку: из оценки конкретного ученика следует оценка школы, из оценки школы – оценка управления образованием в субъекте и т.п. Школьники выполняют большое количество различных проверочных работ, включая всероссийские, региональные, муниципальные. Для ребенка это огромный стресс. Нервничают не только дети, но и учителя, им нужно показать уровень обученности детей. Кому польза от такой ситуации?

Семья – самый важный фактор, оказывающий влияние на развитие ребенка. Почему в таком случае в одной семье рождаются дети с разными способностями, наклонностями? Родители одни и те же, одинаковые условия.

– В психогенетических исследованиях, которые направлены на изучение роли генотипа и среды на формирование индивидуальных различий в психологических признаках и достижениях с участием близнецовых пар, рассматривается два типа среды – общая и индивидуальная. Общая среда – это те объективно общие факторы, увеличивающие сходство близнецов по определенному признаку, а индивидуальную среду формируют факторы, приводящие к различиям между близнецами. Например, мама и папа хотят и делают все возможное, чтобы оба ребенка были успешными, умными, продвинутыми. Это общая среда, например, связанная с социально-экономическим статусом семьи. Но с одним ребенком мама связывает свои нереализованные мечты стать балериной, рассказывает о красоте балета, отдает девочку в балетную школу, а с другим ребенком связаны какие-то другие планы. Таким образом, формируется индивидуальная среда.

Психогенетические исследования показывают, что факторы среды – семейной и образовательной – по-разному взаимодействуют с уникальными генетическими особенностями ребенка, что, в конечном счете, приводит к огромным индивидуальным различиям в способностях к обучению, мотивации и достижениях по определенным дисциплинам. Одним из самых интересных психогенетических результатов является тот факт, что именно факторы индивидуальной среды оказываются теми факторами, которые в большей мере приводят к индивидуальным различиям в обучении.

В Англии, например, принято близнецов из одной семьи отдавать в разные классы и даже в разные школы. Считается, что каждому ребенку нужна индивидуальная среда, у него должны быть свои друзья, своя учительница, свой персональный круг интересов.

В России, как правило, близнецы ходят в один класс, что, вероятно, связано с организационными «удобствами» для родителей.

Важно подчеркнуть, что развитие ребенка проходит в условиях генно-средового взаимодействия. Суть этого явления в том, что только при наличии определенных благоприятных или неблагоприятных социальных условий генотипические различия у детей могут проявляться в реальной жизни.

Как родителям понять, какие способности есть у ребенка?

– Я против ранней специализации детей. Считаю, что ребенку нужно предоставить как можно больше возможностей для проявления его способностей и интересов. Если ребенок хочет попробовать играть на фортепиано, понятно, что не всегда в семье существуют финансовые возможности купить пианино, но всегда можно найти возможности реализовать желание ребенка: одолжить инструмент у знакомых, записать в студию с возможностью играть на инструменте только во время занятий и т.п.

В каждом районе города сейчас есть клубы дополнительного образования. Родителям нужно постараться предоставить ребенку как можно больше возможностей: шахматы, творчество, спортивные секции. Но с другой стороны, это должно происходить без лишнего усердия, «фанатизма», потому что дети могут быть сильно перегружены, что может приводить к агрессии, неблагоприятной социализации. Каждый родитель чувствует своего ребенка. Не надо свои личные переживания, страхи, ожидания, несбывшиеся надежды переносить на ребенка, следует немножечко поработать над собой и дать ребенку возможность заниматься тем, чем он хочет.

Реализовывать принцип – следовать за ребенком?

– Безусловно, когда ребенок говорит, что не хочет заниматься плаванием, начинает хитрить, изворачиваться – проспал, болит голова, не пойду – не надо его заставлять, пользы никакой не будет.

Один из важнейших механизмов успешности и высоких достижений – это самоэффективность, связанная с пониманием того, насколько ребенок считает себя успешным в определенной школьной дисциплине и навыках, нужных для обучения по этому предмету. Ребенок отвечает на вопрос, «насколько я хорош по моему собственному мнению», в разных школьных навыках и умениях по ряду дисциплин: счете, чтении текстов, написании диктантов. Согласно исследованиям, именно этот показатель очень сильно способен улучшить реальные достижения ребенка в процессе обучения. Иными словами, если я считаю, что на высоком научном уровне способна написать научную статью, я действительно буду все лучше и лучше, потому что это придает уверенности, сил и интереса к тому, чтобы совершенствоваться в определенной сфере деятельности.

Самооценка, безусловно, важна, но для детей большое значение имеет и оценка их действий окружающими, особенно родителями.

– Для детей большое значение имеет эмоциональная поддержка родителей. Мы изучали ее влияние на ребенка и выделили четыре типа.

Первый тип «Эмоциональное принятие» – безусловное позитивное, эмоционально поддерживающее отношение. Главный девиз родителей: «Молодец, сможешь, попробуй, сейчас не получилось, потом получится».

Второй тип «Позитивное участие», связанное не только с поддержкой на словах, но и на деле. У родителей всегда нет времени. Но даже если родитель нашел 5 минут времени для того, что вместе с ребенком сделать одну фигурку оригами, то у ребенка будет понимание того, что вы интересуетесь, участвуете в его делах, а не просто расспрашиваете, сделал ли он уроки и т.д. Это два позитивных типа эмоциональной поддержки.

Третий тип «Эмоциональное отвержение», отрицательный на словах, для которого характерно со стороны родителей недовольство, что бы ни сделал ребенок.

Четвертый тип «Агрессивная отчужденность» – отрицательный на деле, когда родители постоянно демонстрируют отрицательное отношение и недовольство ребенком: «Хочу, чтобы ты был другим человеком», «А вот Петя учится только на отлично» и т.п.

Согласно нашим исследованиям, серьезный урон школьной успешности наносит агрессивная отчужденность как отцов, так и матерей на всем протяжении школьного возраста. Но самые тесные негативные связи показаны для агрессивной отчужденности отцов и уровня школьной успешности детей в старшем школьном возрасте.

Как родителям научиться грамотно взаимодействовать со своими детьми?

– Только в конструктивном взаимодействии. Я призываю начать разговаривать с детьми, не просто спрашивать, сделал ли уроки, а действительно интересоваться и на первых порах безоценочно обсуждать сложные ситуации и вопросы. Детям это важно, они охотно идут на контакт с исследователями в школе. Они искренне удивляются, что исследователям интересны их переживания, мнения, позиция. Детям жизненно необходимо общение, и родители должны это понимать.

Говорит ли это о том, что с появлением интернета, электронных нянь общения в семье сейчас стало меньше?

– Общение приобретает несколько иной характер. То, что касается гаджетов, все хорошо в меру. Некорректно «предъявлять претензии» к процессам цифровизации. Есть, например, исследования, что у детей, которые играют адекватное количество времени в день, увеличивается скорость переработки информации, такие дети быстро переключаются, быстро входят в разные виды деятельности. Запрет играть в компьютерные игры вызовет у ребенка только непонимание. Правильнее будет «заключить» с ребенком договор о правилах пользования гаджетами в игровых целях. Важно научить ребенка пользоваться современными электронными средствами в обучающих целях. В этом случае, независимо от места проживания ребенка и социально-экономического статуса его семьи, он будет иметь доступ к онлайн-образованию. Главное, чтобы контент был качественным, разработанным при участии ведущих университетов и научных организаций с интересными преподавателями.

Татьяна Николаевна, как вы считаете, реально ли в современных условиях создать для каждого ребенка индивидуальный маршрут развития и сделать процесс обучения комфортным?

– В дошкольном возрасте у семьи с ребенком существует множество возможностей для квалифицированных занятий творчеством, спортом, даже наукой. Кроме того, у дошкольников еще нет режимных моментов школьного обучения. Родителям советуем спокойно относиться к тому, что у ребенка что-то не получается, меняются интересы, возникает желание больше не посещать ту или иную студию. В школьном возрасте, особенно на основном и полном уровнях образования, сложнее выбирать время для внеурочных занятий. Однако, в ряде школ начинают внедряться индивидуальные образовательные планы, которые отчасти позволяют реализоваться школьнику в той области научного знания, в которой ему интересно, где он чувствует себя комфортно и старается реализоваться в плане выбора будущей профессии.

Важно, чтобы при проектировании образовательного процесса учитывались индивидуальные различия детей в сфере когнитивного, личностного, мотивационного развития. На базе Федерального ресурсного центра психологической службы в системе образования уже сейчас начата организация масштабных исследовательских проектов, в ходе которых будут определены нормативные показатели психического развития современного российского ребенка. Эти данные станут научной основой для создания эффективных коррекционно-развивающих и реабилитационных методов работы со всеми участниками образовательных отношений.

Результаты научных исследований современного российского ребенка и разработанные на их основе практические рекомендации необходимы для принятия эффективных управленческих решений в системе образования в целях повышения эффективности психологических служб образовательных организаций. Важно, чтобы ребенку было психологически комфортно осваивать новые для него знания, овладевать принципиально новыми умениями и самому создавать новое знание. Такая организация образовательного процесса придает каждому ребенку уверенности в своих силах и желание обучаться дальше. А согласно лонгитюдным исследованиям, количество времени, потраченное на образование, прямо пропорционально связано с долголетием, с психическим здоровьем и социальным благополучием, активностью на всем протяжении жизни человека.

Беседовала Лариса Бурмистрова

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.