ISSN 1997-9657
       

Шиян И.Б. Учимся рассказывать истории

Фрагмент статьи

Умение интересно (не только для родственников), понятно (не только самому себе) и складно (не путаясь в мелочах и подробностях) рассказывать истории – одно из важнейших интеллектуальных достижений ребенка-дошкольника. Какие психические функции лежат в основе этих достижений? Важнейшее место здесь занимает способность к установлению сериационных отношений, благодаря которой ребенок может выстроить последовательную картину произошедшего с ним события или приключившейся с кем-то из сказочных персонажей истории.

Что такое сериация

Изображение историй в виде серий картинок – устоявшийся способ их рассказывания детям. Пожалуй, всем взрослым и детям в нашей стране известны рисованные истории Н. Радлова и В. Сутеева. В 70–80-е годы и взрослые, и дети с увлечением следили за рисованным «сериалом» о похождениях обаятельного французского пса Пифа. На смену ему пришли не менее увлекательные рисованные истории, героями которых являются персонажи мультфильмов выдающегося американского мультипликатора У. Диснея.

Традиционно сериация рассматривается как выстраивание направленной последовательности от большего к меньшему, от простого к сложному, от начала рассказа к концу.

Принцип сериации лежит в основе целой группы психодиагностических методик оценки интеллектуального развития, как взрослого, так и ребенка. Наиболее известная из них – «Последовательные картинки» (или «Рас положение картинок») – включена в тест Векслера – одного из самых распространенных инструментов «измерения интеллекта». Каждое из заданий субтеста состоит из набора карточек, «содержащих картинки, которые должны быть представлены в такой последовательности, чтобы по ним можно было составить рассказ».

Этот субтест входит в модификации методики, рассчитанной на разные возрастные категории. Различие состоит лишь в большей или меньшей сложности задания. В заданиях для детей постарше – большее количество карточек, различия в их содержании менее заметны, происходящие изменения носят не столь явный характер. Картинки предъявляют испытуемому в произвольной последовательности и предлагают расставить их правильно, так, чтобы получился целый рассказ.

Первые несколько серий – тренировочные. Как происходит тренировка? Психолог коротко описывает сюжет, например: «На этих картинках изображено, как женщина взвешивается на весах». Затем он раскладывает картинки правильно и, переходя от одной к другой, объясняет: «Вначале женщина идет к весам. Потом она взвешивается. И, наконец, она уходит».

В случае возникновения у испытуемого зат руднений при раскладывании следующих трех серий картинок психолог может оказывать испытуемому помощь. Он еще раз показывает, как правильно раскладывать картинки, сопровождая свои действия рассказом. Затем психолог вновь расставляет картинки в неправильной последовательности и предлагает испытуемому попробовать еще раз выполнить задание. Если испытуемый по-прежнему не может с ним справиться, психолог выкладывает картинку, на которой изображено начало истории, описывает ее и предлагает продолжить серию. Например, в серии «Пожар»: «Эта картинка – самая первая в рассказе. Здесь мама ругает сына за то, что он играет со спичками. Теперь расставь оставшиеся картинки в правильном порядке, чтобы получился рассказ о пожаре».

Таким образом, в заданиях субтеста Векслера моделируются и исследуются классические, традиционные представления о сериации. Так же, как малыш собирает пирамидку, подбирая кольца, идя от большего к меньшему и последовательно нанизывая их на стержень, ребенок более старшего возраста «нанизывает» следующие друг за другом картинки, составляя целый рассказ. В работах швейцарского психолога Жана Пиаже сериация объясняется как соединение «асимметричных отношений, которые выражают различия… индивидов. Объединение этих различий предполагает тогда последовательный порядок, и, следовательно, «группировка» образует «качественную сериацию». Как видим, для Ж. Пиаже сериация – это последовательное упорядочивание объектов по какомулибо качественному параметру.

В качестве одного из примеров сериации Ж. Пиаже приводит упорядочение серии палочек, начиная с самой короткой и заканчивая самой длинной. Ребенок выбирает сначала самую короткую палочку, затем самую короткую из оставшихся и так далее до самой длинной. Сериация лежит в основе отношения транзитивности – зная, что первая палочка длиннее второй, а вторая длиннее третьей, мы одновременно понимаем, что первая палочка длиннее и третьей тоже. Усвоив, что тот этап развивающейся истории, который изображен на первой картинке, предшествовал тому, который изображен на второй, а тот, который изображен на второй картинке, предшествует тому, который изображен на третьей, мы осознаем, что то, что изображено на первой картинке, предшествовало и тому, что нарисовано на третьей. Если А>В, а В>С, то А>С

Таким образом, и у Ж. Пиаже, и у Д. Векслера это однонаправленная упорядоченность. Приобретение способности к осуществлению такого рода действий – важнейший шаг в психическом развитии дошкольника.

Однако описанный Ж. Пиаже и Д. Векслером механизм установления сериационных отношений имеет свои ограничения, связанные именно с его однонаправленностью. В некоторых случаях такое действие оказывается малоэффективным. Пример можно найти в работе М. Вертгеймера. Он описывает мыслительный процесс, приводящий к установлению математической закономерности последовательного ряда чисел (теорема) Гаусса: Sn = (n +1) n/2. Как известно, маленький Гаусс, будущий знаменитый математик, обнаружил эту закономерность, когда в шестилетнем возрасте учился в средней школе небольшого городка. Учитель предложил классу задание по арифметике: «Найти сумму: 1 + 2 + 3 + 4 + 5 + 6 + 7 + 8 + 9 + 10». Задание, согласитесь, нелегкое для шестилеток.

Очень скоро, в то время как остальные все еще были за няты вычислениями, юный Гаусс поднял руку: «Решил!» «Каким образом, черт побери, тебе это так быстро удалось?!» – воскликнул пораженный учитель. Рассуждения мальчика были следующими: «Если бы я искал сумму, складывая 1 и 2, затем, прибавляя к сумме 3, за тем к новому результату – 4 и т. д., то это заняло бы очень много времени; и, пытаясь сделать это быстро, я, пожалуй, наделал бы ошибок. Но посмотрите, 1 и 10 в сумме дают 11, 2 и 9 снова в сумме составляют 11. И так далее! Существует 5 таких пар; 5, умноженное на 11, даст 55». Мальчик понял суть важной теоремы!

М. Вертгеймер выделяет ключевой момент в этом процессе: «У ряда есть направление возрастания. У суммы нет направления. Так вот: возрастание слева направо связано с соответствующим убыванием справа налево. Этот факт должен иметь отношение к сумме... Если двигаться слева направо, от первого числа ко второму, то увеличение будет равно единице; если двигаться справа налево, от последнего числа к предпоследнему, то уменьшение будет равно единице. Следовательно, сумма первого и последнего числа должна быть той же, что и сумма следующей внутренней пары». Остается определить количество таких пар.

Очевидно, что маленький Гаусс, решая задачу, основывался на отношении сериации, однако устанавливал он это отношение другим способом, нежели его одноклассники, кропотливо прибавлявшие к единице двойку, к двойке тройку и так далее. Более того, именно этот, иной способ позволил Гауссу обнаружить существенную характеристику последовательного ряда чисел, эффективно и эффектно решить предложенную задачу.

Этот способ установления сериационных отношений может служить примером мыслительного действия диалектической сериации – одного из действий диалектического мышления, согласно концепции Н. Е. Вераксы4. Особенность этого действия в сравнении с сериацией формальной (однонаправленной) заключается в том, что человек сначала выделяет противоположные элементы предполагаемого ряда (начальный и конечный), то есть устанавливает отношения противоположности. В детской пирамидке начальный и конечный элементы ряда – самое большое и самое маленькое кольца (самое первое, лежащее в основании, и последнее, то, которое на вершине), в наборе последовательных карти нок – картинки с изображением начала и конца истории (первая и последняя картинки).

Полный текст статьи читайте в журнале «СДО».

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.