ISSN 1997-9657
       

ДАВАЙТЕ ДРУЖИТЬ САДАМИ. «В человеке есть нечто такое, с чем он пришел в этот мир…». Детский сад Школы самоопределения №734 им. А.Н. Тубельского (Москва)

№11 2020 ДАВАЙТЕ ДРУЖИТЬ САДАМИ. «В человеке есть нечто такое, с чем он пришел в этот мир…».  Детский сад Школы самоопределения №734 им. А.Н. Тубельского (Москва)
Полный текст

Детский сад, о котором пойдет речь в этом интервью, не просто хорошая дошкольная практика. Можно сказать, это легенда. Потому что он создавался в конце 1980-х в авторской экспериментальной школе. И вобрал в себя все лучшее, обращенное к ребенку и педагогу, что было на тот момент в мировом дошкольном сообществе. 

Кто-то из читателей уже побывал в этом уникальном саду, потому что коллектив много лет проводит стажировки. Но некоторые и не слышали о нем. И так прекрасно приоткрыть эту дверь… Ведь сад самобытный и с глубокой философией. При этом простой и понятный каждому ребенку, который переступает его порог. А взрослым открывается, только если в них живет голос ребенка…

Наша лаборатория сотрудничает с детским садом Тубельского уже много лет, и я не перестаю удивляться тому, как продолжают развиваться педагоги (казалось бы, «орден на груди», куча книг опубликовано – живи спокойно). Наверное, потому что каждый – субъект своей профессиональной деятельности. А это значит, что у такого педагога любой шаг, даже рутинный, появился в практике осознанно, путем поиска, проб и ошибок, а это невозможно без профессиональной рефлексии и единолично, вне педагогической команды...

Татьяна Ле-ван, куратор проекта «Давайте дружить садами», ведущий научный сотрудник Лаборатории развития ребенка Института системных проектов Московского городского педагогического университета, кандидат педагогических наук, доцент

Участники интервью:

Татьяна Александровна Этингоф (Т.Э.) – старший воспитатель детского сада ГБОУ «Школы самоопределения №734 имени А.Н. Тубельского» (Москва)

Вера Петровна Селиверстова (В.С.) – заместитель заведующего по научно-методической работе МДОУ №23 (г. Шуя Ивановской области)

Татьяна Николаевна Ле-ван (Т.Л.) – ведущий научный сотрудник Лаборатории развитии ребенка Института системных проектов Московского городского педагогического университета (Москва)

В.С.: Интересна история появления детского сада при Школе самоопределения. Ведь когда в 1985 году Александр Наумович Тубельский пришел в школу и начал выстраивать работу по-другому, детского сада при школе еще не было. Когда и почему появился детский сад?

Т.Э.: Год 1989… Коллектив школы понял, что здорово начинать работать не с начального звена, а с дошкольниками – готовить для школы детей с детского сада. И Александр Наумович стал уговаривать Маргариту Федоровну Головину взять детский сад. В то время Маргарита Федоровна работала учителем музыки и преподавала мировую художественную культуру. Не сразу, но Маргарита Федоровна согласилась. «И что я с этим садиком буду делать?» – вспоминает М.Ф. В те годы школа была уже в эксперименте при Академии педагогических наук, то есть условия для осуществления экспериментальной деятельности были достаточно удобные, лояльные… Никто не диктовал выбор программы, методов работы и отчетности…

В.С.: С чего все начиналось в саду?

Т.Э.: Могу только пересказывать (я тогда работала в начальной школе). Началось все с разговоров. «Очеловеченных» разговоров, неформальных, не для отчетов. Разговоры, когда проступают смыслы каждого. Честные разговоры. Когда вопросы вслух, а ответить можно только себе про себя. Разговоры, когда мы стали учиться задавать себе сами вопросы о смыслах (о личных смыслах в педагогике, о детстве, о человеческом достоинстве, о культуре и искусстве, о прошлом…).

Маргарита Федоровна всегда так рассказывает: «… пришла в садик, посмотрела и сказала: – Ну все, так больше быть не должно! Особенно праздников таких больше не будет!»

И стали воспитатели вспоминать, наверное, самое главное: какими они были в детстве, какие чувства испытывали, от чего радовались и печалились… А вспомнив, стали менять форматы праздников с отчетных на детские, постепенно менять жизнь в саду в целом… Когда я пришла в садик, вокруг Маргариты Федоровны было уже два музыкальных руководителя, два концертмейстера, художник, скрипач и оперная певица.

Т.Л.: Очевидно, что проходило такое командообразование, работа над осмыслением ценностей… Такая схема работает! Мы это видим и сейчас в некоторых развивающихся коллективах. Но есть в детских садах особая «каста» – специалисты. Музработники, инструкторы по физической культуре, логопеды, психологи… С ними очень сложно. Они уверены в своей уникальности и консервативны в своих методах. Были ли они заодно в этих изменениях? Как они все это переживали?

Т.Э.: Мне кажется, каждый у нас бывает в чем-то консервативен… Знаете, у нас в саду и в школе еще один принцип действует: никто в твою педагогику не влезает, не указывает тебе. Тут ответственность под руку с инициативностью. Мы можем друг с другом разговаривать о смыслах, спорить… спорить до обид… убеждать… но это все равно не дает нам права ставить «свою педагогику» выше «другой педагогики» (я не рассматриваю случаи, когда педагогические действия несут явный вред детям). Поэтому наши сотрудники пробуют себя в разных направлениях педагогики и только делом могут доказать правильность своих действий. Кстати, система – открыта. Поэтому ответная реакция (в виде признания и вопросов-разочарований) приходит достаточно быстро. 

Про специалистов – к нам сразу пришли «необычные специалисты»: концертмейстеры – высшее музыкальное образование (разыгрывание опер, постановка концертов по классической музыке – так, чтобы детей это увлекло, на протяжении 20 лет!), музыкальный руководитель – опора на две программы «Музыкальное движение» (Стефанида Руднева и Эмма Фиш, последователи школы Айседоры Дункан, движения в танце не хореографические, а подсмотренные из естественной детской пластики) и «Театральная педагогика» (Ершова А.П.), художник (декорации, инсталляции из всего, что под руку попало, изменение пространств – старшеклассники бегали все время в сад декорации делать). И Маргарита Федоровна убеждала ходить всех педагогов к этим специалистам заниматься, для своего же продвижения…

В.С.: В те годы, наверное, было еще труднее побороть эту систему, если нам даже сейчас, с введением Стандарта, трудно повлиять на организацию праздников?

Т.Э.: Я бы так не сказала. Наоборот, жизнь показывает, что тогда было проще пробовать. Повсюду – время перестройки, время перемен: всё сложившееся расшатывалось, ломалось, переформатировалось… и хорошее, и плохое… Сейчас, когда всё приводится к рамкам, правилам, сейчас – сложнее. Как ни странно, но тот тяжелый период перемен и кризиса дал дополнительные возможности для оживления педагогики: появилось много людей, которые, лишившись работы по своей профессии, осознанно пришли в педагогику. Так в нашем саду и в школе появились люди совершенно разных профессий: биологи, геологи, физики, инженеры, медики, спортсмены, художники, музыканты, циркачи, путешественники… Это очень интересный опыт. Когда рядом с детьми оказываются люди из разных профессиональных областей… Мир для ребенка или взрослого (коллеги) открывается с новых ракурсов просто от того, что каждый день встречаешься с тем, у кого «линия горизонта дальше, просторнее… другая…».

А еще многое зависит от нас самих… «Неважно, что было вокруг…». Как себя разбудить, как выбраться из привычного и потому удобного, как на себя посмотреть со стороны и решиться сделать шаг в новое?.. Праздник или фрагмент праздника сделать по-другому – нестрашно: ну попробовали – понравилось – нет – попробовали еще что-то – добавили – убавили… это единовременное. Поэтому было бы желание… Намного сложнее изменить повседневность.

В.С.: Каким образом нарабатывалось, формировалось содержание образования в детском саду – то, как оно выглядит сейчас? Есть ли у вас образовательная программа?

Т.Э.: Программа сада сложилась постепенно, лет за 20. У Маргариты Федоровны не было никакой программы, но в основе системы работы всегда лежали нравственные ценности: отношение человека к себе, другому человеку – это были основополагающие вещи. Коллектив педагогов изначально был другой – «старательно идущий по своей узкой колее». У людей была привычка работать в жестких стереотипных рамках, в детском саду у детей было много запретов. Изменить всё и сразу было невозможно. Часть воспитателей в этом продвигались, а часть попросту ушли. Люди все разные. Но никогда не было задачи кого-либо уволить, потому что он не инновационно работает. Выйти из стереотипа, как из колеи, протоптать новую тропинку – вот что для многих сложно и сопоставимо с подвигом. Всегда легче остаться в чем-то привычном.

Александр Наумович и Маргарита Федоровна постоянно устраивали педсоветы с дискуссиями по вопросам педагогики: стоит ли что-то изменить, чтобы детям стало лучше, а вам, педагогам, стало интереснее работать. Таких разговоров и обучений было очень-очень много.

Кстати, несколько раз в год весь коллектив нашего научно-педагогического объединения участвовал в педагогических пленумах совместно с коллективом школы. В малых группах для обсуждения проблем встречались педагоги от детского сада до старшей школы – тоже хорошо работает на расширение своих горизонтов представлений.

В сад и в школу приглашались методологи, методисты, интересные люди из разных областей человеческих знаний: режиссеры, математики, историки, философы, барды… Вроде бы неявное отношение все это имело к педагогике, но только если педагогику рассматривать в узком формате, в виде приемов, методов и конспектов уроков… Все наши педагогические разговоры всегда переходили и до сих пор переходят на более крупный план размышлений: о смысле жизни, о детстве, о себе и своем образе «Кто я?», о достоинстве и уважении к другим.

В.С.: Какие еще интересные моменты были в работе с педагогами?

Т.Э.: Например, обучение педагогов. Принципы, на которых строилось это обучение. Один из основных принципов такой учебы – пробовать на себе любое действие, которое потом будет предложено детям. Обязательно пробовать на себе, улавливая свои ощущения, чувства, мысли… Сейчас спортивные 3D-комплексы стоят во всех группах и на улице. Но освоение было долгим… Так, раньше раз в неделю педагоги вместе с Сергеем Реутским лазали по игровому спортивному комплексу. Много раз пролезали сами, чтобы убедиться, что это нормальное испытание, что оно не такое страшное, как кажется снаружи, и вместе с тем оно полезно и ресурсно. 

Другой принцип основан на воспоминаниях о своем детстве (любимое и нелюбимое, что радость вызывало или тревогу, воспоминания, связанные с запахами, вкусами, эмоциями, ощущениями…)


Т.Л.: А как появляются новые педагоги в саду?

Т.Э.: Лет 15 назад коллектив сменился (просто время идет). И в сад в качестве воспитателей или помощников стали приходить родители, наблюдавшие за нашей работой и участвующие в жизни сада со своими детьми. Дети вырастали, а родители приходили в педагогику и тут оставались. Мы очень любим брать к себе педагогов из родителей. Прожив с детьми в саду все события, очень просто уловить и понять самую суть, как здесь работать. Хороший такой ход. Хотя у нас и не семейный детский сад. Конечно, все педагоги получают необходимое по формальным требованиям педагогическое образование. Но главное, в них уже есть понимание системы работы сада изнутри и личный опыт, они знают, что система правильно работает на развитие ребенка.

В.С.: Ваш сад известен своими мастерскими. Как они создаются? Вы идете от задач развития детей или от тех интересных людей, которые приходят? 

Т.Э.: Это движение с двух сторон. Когда задумываешься о том, что ребенку нужно, то формулируется достаточно определенный набор. Нужно, чтобы ребенок наигрался в детстве, прямо-таки наигрался! Так как игра – основной двигатель развития. Нужно, чтобы он успел пройти и испытать все то, что положено в его дошкольном возрасте (физические возможности своего тела, свои чувства – почувствовать-понять про себя, научиться контактировать с другими людьми, с окружающим миром природы...) … абстрактное мышление пока можем отодвинуть… Затем смотрим, что или кто может попасть в область дошкольных приоритетов. И если появился человек, который любит работать с деревом и общаться с детьми – это к нам. Если появился человек, занимающийся рукоделием (сейчас такого нет, а раньше он у нас был), тоже берем. Смотрим, чего не хватает. 

– Двигательная активность детей для нас очень важна, и особенно свободная. Наверно, поэтому появился Сергей Реутский со своим неожиданным взглядом на физическое воспитание и нас, взрослых, и детей. Вероятно, если бы его не было, обязательно появилось бы что-то другое про движение. Но нам очень повезло с Сергеем! 

– Еще очень хотелось, чтобы территория чем-то напоминала дачу, где все дети из всех группы и всех возрастов вместе свободно играют, общаются. И на этой «даче» чего только нет: горки, рощи, огороды, сады, самодельные дома и лазалки... Через 15 лет это случилось – территорию обустроили. Мы медленно идем, у людей сейчас получается быстрее.

– Очень хотелось, чтобы дети между собой общались. И на территории все группы стали вместе гулять, стали объединять группы на праздниках или ходить друг к другу в гости. 

– Развитие речи – чего только не пробовали… Так вот, появилось утреннее написание текстов. Очень богатая форма, придуманная Ларисой Журавлевой. Постепенно «детские сказки» весь сад подхватил (каждый ребенок утром рисует что-то в своем блокноте, а воспитатель за ним записывает текст).

– Хочется, чтобы дети учились мир чувствовать, познавать. Появились игры с природными материалами и игровое экспериментирование. Лет 28 назад в садик пришла Ольга Владимировна Чарушина, геофизик. Сначала в своей группе, а потом во всем саду Ольга Владимировна стала придумывать вместе с детьми опыты-игры с окружающими предметами. Нашли местечко – и появилась «Экспериментальная лаборатория». Это как раз хорошая иллюстрация к осторожному, бережному вкраплению в детскую игру культурного опыта (например, там можно было из камушков, каштанов, желудей суп «сварить», а можно еще ребенка «озадачить» – и появляется игра «тонет – не тонет»).

Смотришь, в чем дефицит у детей, и думаешь, как решить эту задачу. Но из опыта поняли: любая методика, технология, прием срабатывают, когда этот способ срастается с Детством, когда он детьми присваивается…


В.С.: В вашем саду все группы разновозрастные? 

Т.Э.: У нас 5 разновозрастных групп (от 3-х до 6 лет), 2 предшкольные (шестилетки – вместе один год проводят) и 1 разновозрастная группа (от 3 до 7 лет, из которой дети уходят сразу в школу). В этом году по 26-28 человек в группе. Это очень тяжело. В разновозрастную группу лучше брать детей с 3 лет. Они более-менее самостоятельные, могут себе сами помочь, обслужить себя.

В.С.: Почему для вас важны разновозрастные группы?

Т.Э.: Это естественно, как в большой многодетной семье. Здесь естественным образом расширяется пространство возможностей для ребенка, возникает избыточность среды благодаря встрече разных возрастов.

Ребенок может пробовать себя в разных ролях (может почувствовать себя старшим, доиграть с младшими, быть лидером или исполнителем, может быть помощником или учиться у старших).

Ребенок видит, что мы все разные, и видит себя в разных «зеркалах».

При разновозрастности жизнь целой группы начинает подчиняться разным возрастам и не может быть уже столь заорганизованной структурой. Потому что каждому возрасту требуется своё – это вносит некий «хаос», наполняя жизнь жизнью… Воспитатель уже сам не справится, ему потребуется наладить отношения между детьми, чтобы делегировать им некоторую ответственность…

В.С.: Какие есть еще интересные приемы работы, которые прижились и нравятся и детям, и взрослым?

Т.Э.: Однажды… перестроился режим дня в ритмы дня. Это от вальдорфцев. События дня мы представили в виде волны «вдох-выдох»: смена мобилизации и расслабления, смена «быть вместе, одной командой» и «оставаться наедине с собой или в малой группе».

Так, ребенок приходит в детский сад и сначала встречается с воспитателем один на один, рассказывает ему свою нарисованную историю – «утреннюю сказку». Потом объединение всего коллектива – это «Утренний круг», на котором дети настраиваются друг на друга, на сегодняшний день, планируют, как этот день провести, играют в игры (пальчиковые, тактильные, на объединение…). Происходит сонастройка. Затем появляется время для свободной игры, можно разойтись по малым компаниям. Ну и так далее.

 

Еще в течение дня возникают микро-объединения для выполнения небольшой задачи (так называемого «ритуала»). Например, чтобы собраться и пойти на занятия или поесть, в группах возникают свои ритуалы, игры-правила. В одной группе поется песенка перед едой (один поет – задает вопрос, другие отвечают), в другой – колокольчик собирает всех на завтрак. Или нужно дойти до занятия каким-то необычным способом (задает этот шаг «Сказочник дня»). На улице есть свои сигналы, дети их слышат и понимают, что пора возвращаться в группу. Кстати, таким образом убираем «лишнюю взрослую речь».

В.С.: Как выбираются сигналы? Воспитатель сам придумывает или вместе с детьми?

Т.Э.: Можно и так, и так. Интересно, когда дети придумывают. Задача была сократить взрослую речь, сократить оценочность в речи (нравоучения, строгость голоса, заигрывание, многократные повторы). Колокольчик звенит себе и звенит… Тогда у взрослого, появляется шанс стать наблюдателем, а детям – самим регулировать отношения в коллективе. Поэтому в режимных моментах голос взрослого убирается и добавляются просто звуковые шумелки.

 

Много отдано Сказочнику и его помощникам. Воспитатель к ним обращается: они могут на занятия отвести, не просто отвести, а придумать, как дети будут передвигаться до мастерской (походка), перед сном, чтобы в спальню зашли, Сказочник может давать входящим детям какое-то очень простое задание, которое он сам придумал. Многие группы по-разному договариваются. Есть сигналы – поднятые руки, пальцы, на которые все обращают внимание. Конечно, интересно эти сигналы вместе с детьми придумывать.

В.С.: Воспитатели записывают в индивидуальные блокноты сказки, нарисованные детьми. Как воспитатели успевают утром за всеми детьми записывать сказки?

Т.Э.: 1. Просим родителей привести детей в промежутке с 8 до 8.40 (в 9 уже начинается общий утренний круг). 2. Сказки помогает записывать помощник воспитателя, иногда родители. 3. Поскольку у нас разновозрастные группы, то не у всех детей длинные истории. Например, трехлетка скажет два слова, а шестилетка – на целую страницу. 4. Сказки записывают в маленьком блокноте. И включается правило – «сказка на страничку». Воспитатель говорит: «Страничка заканчивается, давай скажи последнюю фразу». Ребенок спокойно это воспринимает. 5. Некоторые дети начинают сами себе и друзьям записывать сказки (это еще один эффект собственных сказок – дети сами пробуют, а некоторые научаются читать и писать).

В.С.: А как выбирают Сказочника дня?

Т.Э.: Важное условие – каждый ребенок в течение месяца должен стать Сказочником дня. Это не совсем «по очереди». Иногда нужно поддержать ребенка, или уж очень интересна сказка для постановки, или что-то необычное произошло (неожиданно нарисовали сказку на двоих). Но дети точно должны знать, что выбирает не воспитатель. Это, так скажем, провидение, знак судьбы. Один воспитатель говорит: «О! Я вижу на ветвях появилась буква В, значит сегодня сказка Вани», а в другой группе перед Сказочником выпадает цветной камушек. В общем, всякие чудеса.

«Сказочник дня» – это почетная обязанность. У Сказочника, как у дежурного, много обязанностей (их регулируем в зависимости от возраста). Если в этот день есть музыкальное занятие, то по этой сказке разыгрывается спектакль. Сказочник может собирать и отводить на занятия ребят, придумывать им разные способы прохода до мастерской, придумывать задания на вход в спальню, может сочинить маршрут для всей группы на спортивном комплексе, ходит с нянечкой на кухню за питанием для группы, накрывать на стол…

В.С.: Какими вы видите идеальных родителей? Какой он – ВАШ родитель?

Т.Э.: Важно, чтобы мы (педагоги и родители) разделяли одинаковые ценности, чтобы в одну сторону смотрели. Тогда появляется доверие. А в доверии легче живется, легче решаются проблемы… Если родителей что-то волнует, тогда мы разговариваем, пытаемся договориться. Если остаются сопротивление, страхи, недоговоренности между взрослыми, то ребенок попадает «в ножницы» и ему хуже всех… 

Наш сад живой, много плюсов, но есть и минусы (для равновесия пусть будут. Спокойно не бывает.

В.С.: Дети после вашего сада всегда переходят в школу им. А.Н. Тубельского? Есть ли от школы какой-то запрос, отзывы о ваших воспитанниках?

Т.Э.: Да, в основном дети идут в нашу школу, но могут пойти и в другую... Мы с нашей школой смотрим в одном направлении, и мы спокойны за детей, которые туда идут. Надеюсь, учителям начальной школы приятно наших детей принимать. Важно помнить, что у каждого ребенка свои стартовые возможности (у нас год от года все больше детей с ОВЗ или просто с трудностями). И каждый педагог на своей ступени старается сделать так, чтобы максимально эти стартовые возможности развить, насколько это вообще возможно естественным, сообразным каждому возрасту путем, и учесть ситуацию, из которой пришел к нему ребенок. И результат в саду и в школе нам важен не ближайший (выучить букву, например), а отдаленный по времени – становление психических качеств, наработка универсальных умений. А это не сразу происходит, и все это понимают.

В.С.: Есть ли какие-то мероприятия (традиции) у педагогов?

Т.Э.: Да, есть.

– Педагогический круг по понедельникам (планирование текущей недели, анализ прошедших дел…).

– Возможны встречи на неделе малыми группами по проблемным ситуациям с детьми, или если нужно разработать детально общее событие.

– В последние две недели июня, когда детей в саду остается мало, (в июле-августе сад не работает) проходит летний семинар для педагогов – это осмысление прожитого года и мечты о будущем. Семинар планируем все вместе: О чем не успели в течение года поговорить? Какого интересного человека позвать? Кто может друг друга чему-то научить? (Педагогика, психология, танцы, пение, живопись, пластика... Такой обмен внутри себя. Потому что нельзя все время на детях зацикливаться, нужно и самим куда-то двигаться и развиваться.) Составляем программу и две недели учимся. Даже путешествуем по разным городам.

– Стараемся вместе выезжать на конференции.

Это всё нас объединяет.

 

Хорошо бы, чтобы к педагогическим встречам подключались не только педагоги, но и помощники воспитателей. Пробовали, чтобы на Педагогический круг приходили, но пока опыт не очень удачный, ведь кто-то должен оставаться с детьми, а встречаться вне работы получается редко. Идея по-прежнему остается: в группе должна работать команда равноценных людей. Каждый в команде для нас очень важен. Но у помощника много других обязанностей, ему часто бывает не до педагогики.

Иногда в коллективе возникают внезапные идеи и появляются беззаботные праздники, (обмен вещами, которые не нужны, показ мод, рождественские сюрпризы…) Неожиданное спонтанное действие на заданную тему… Дни рождения, конечно. Желательно, чтобы было сюрприз-действие, когда именинник с чем-то неожиданным встречается в этот день. Это такие росчерки, которые снимают с тебя напряжение… сбивают в твоей голове умные серьезные мысли. Моменты, когда можно встряхнуться и … «поскакать вприпрыжку».

В общем, проще простого. На Новый год в январе встретились: каждая команда заранее вытащила на бумажке название страны и на встрече удивляли друг друга танцами, играми из этих стран, наелись национальных блюд. А больше всего удивлялись друг другу, своим способностям радоваться жизни, играть и смеяться… Как-то так...

Мне кажется, для нас важно на встречах не все время про педагогику говорить … фильмы, книги, путешествия… рассказываем друг другу… и вдруг кто-то: «О как интересно, это же можно в саду попробовать с детьми сделать…». И опять включается педагогический взгляд.

Еще раз вернусь к началу разговора… Идеи часто подлавливаются не из написанных педагогических программ (ни в коей мере не умаляю их достоинств, просто мы по-другому устроены что ли…), а из встреч с чем-то интересным. Здание сада разрисовали, узнав про Хундертвассера. Со своим отношением к экологии и экологическим программам разобрались, когда нас Валерия Букина (иммунолог, эколог и воспитатель) познакомила с пермакультурой и Зеппом Хольцером.

Размышлять про педагогику, строить свою педагогику интересно, встречаясь с многообразием жизни.

А еще все это время, отвечая на ваши вопросы, я думала: как странно, что в этот раз я сижу-говорю о саде одна, без команды… Очень непривычный для меня поступок, обычно мы всё делаем вместе.

Что можно почитать про Детский сад Тубельского:

1. «Детский сад, живущий жизнью детей, или опыт переходов за границы известного» автор – коллектив сада. – СПб, 2013.

2. «Образовательные пространства детского сада» автор – коллектив сада. – СПб, 2016.

3. «Общий камертон и некоторые шедевры» Журавлева Л.В. – СПб, 2014.

4. «Физкультура про другое» Реутский С.В. – СПб, 2006.

5. «События и ритмы детского сада. Ежедневные и ежегодные» автор – коллектив сада. – СПб, 2017.

6. «Сказки-раскраски. Истории с рисованием» Сухарев В.И.

7. «Ритмы и события детского сада. Большой круг праздников» автор – коллектив сада. – СПб, 2017.

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.