ISSN 1997-9657
       

Илькиз Алтиноглю Дикмеер: «Не хвалите и не критикуйте ребенка, хвалите и критикуйте его поведение, поступки, действия»

№15 2019 Илькиз Алтиноглю Дикмеер: «Не хвалите и не критикуйте ребенка, хвалите и критикуйте его поведение, поступки, действия»
Аннотация

C Илькиз Алтиноглю Дикмеер, вице-президентом Турецкой психологической ассоциации, доктором психологии (PhD), детским клиническим психологом, мы обсуждаем важные вопросы, которые затрагивают всех участников процесса воспитания и образования дошкольников. Несмотря на большие возможности получения информации, родители не всегда знакомы с такой концепцией, как инклюзивное образование, удивляются, когда дети заявляют о своих правах ребенка, воспитатели порой неумышленно могут нарушить этические правила и нормы, – все это усложняет процесс образования и отрицательно сказывается на качестве образования. Тем более ценно открытое обсуждение такого рода вопросов.

Полный текст

В этом году партнером VIII Меж­ду­народной конференции «Воспитание и обучение детей младшего возраста» (ECCE 2019) стала Турецкая республика. Какое значение это имеет для вашей страны?

– Такая форма сотрудничества интересна и значима для обеих стран. Несколько месяцев назад в Анкару приезжали представители Российского психологического общества, проводились профессиональные встречи и затем нашими странами был подписан Меморандум о сотрудничестве, что подтверждает наше стремление к сотрудничеству с российскими коллегами. До этого мы не владели обширной информацией о конференции и рады тому, что теперь у нас есть эта информация, и мы с большой заинтересованностью участвуем в этом проекте.

Илькиз, как складывалась ваша карьера?

– В психологии я работаю вот уже практически 30 лет, если точнее, идет 29-й год моей работы в этой сфере. В 1990 году я закончила Ближневосточный технический университет, факультет психологии и начала работать с детьми и их родителями. И я очень рада, что сделала выбор в пользу работы с детьми, поскольку я не чувствую себя комфортно, работая со взрослыми. Конечно, я общаюсь с родителями детей, но это иное направление, я взаимодействую с ними в контексте проблем, с которыми сталкиваются их дети. Мне некомфортно работать с психопатологиями взрослых.

В целом мой стаж работы в детских психиатрических клиниках составляет 21 год, последние восемь лет я преподаю психологию. Это полная и частичная занятость в университетах Анкары. Курсы могут изменяться в зависимости от программы в семестре. Но в основном это курсы по возрастной психологии и курсы по детской и взрослой психопатологии. При этом я не оставляю практиче­скую деятельность, у меня частная практика в Анкаре. Помимо этого с 2010 года я веду курсы по повышению квалификации при Турецкой Ассоциации психологов для молодых специалистов. Таким образом, моя деятельность сейчас главным образом сосредоточена на работе с детьми и преподавании.

Выступая на конференции, вы говорили о важности соблюдения прав ребенка. А в каком возрасте ребенок должен получать информацию о своих правах?

– Я думаю, с четырех или пяти лет. Следует найти правильный метод, чтобы донести до детей информацию об их правах. Нельзя ожидать от трехлетнего ребенка понимания таких концепций, как право, или что такое детские права. Можно помочь детям в изучении себя, как определять свои границы, как защищать себя. Начинать лучше не с объяснения, что такое права, а с упоминания о правах в подходящих ситуациях. Тогда в их сознании сформируется понимание, что у них есть права. А вот уже когда дети достигают пятилетнего возраста, с детьми можно беседовать о правах, можно говорить о том, что они должны знать свои права.

С какого возраста дети начинают посещать дошкольные учреждения в Турции?

– Если маме необходимо выйти на работу, то она может отдать ребенка в ясли с 6 месяцев. Но обычно дети начинают ходить в сад в два года. Если мама не работает или у ребенка есть няня, то он может оставаться дома до трех лет. Если ребенку больше трех лет, то ему следует ходить в детский сад. Это наша рекомендация – рекомендация психологов. Это не является обязательным, т.е. по закону это не требуется. Тем не менее, как психологи мы информируем родителей, что ребенок после двух лет нуждается в социализации. Если в возрасте от двух до трех — это не принципиально, то после трех мы настоятельно рекомендуем ходить в детский сад.

То есть информацию о своих правах дети должны узнать еще в детском саду. Кто должен их проинформировать?

– Это могут сделать родители или воспитатели, но я думаю, что воспитатели могли бы это сделать лучше. У воспитателей лучше получается говорить с детьми о таких вещах. Они знают уровень когнитивного развития ребенка и смогут адоптировать информацию и ее подачу в соответствии с возрастным развитием. Зачастую родители не могут правильно определить, в какой форме им это сделать, поэтому у воспитателей это получается лучше, но родители тоже должны беседовать с ребенком о правах. И, конечно, замечательно, когда в детских передачах, мультфильмах затрагивается эта тема.

Как взрослым (воспитателям, родителям, бабушкам и дедушкам) не попасть в ловушку, если дети пытаются манипулировать ими, опираясь, как бы, на свои права? Например, я не хочу что-то делать, потому что у меня есть права или, наоборот, воспитатель должен обязательно что-то сделать, опять же потому, что у ребенка есть права, и далее ребенок дает отсылку на это право.

– Возможно, нам следует начинать с основных прав и помогать детям учиться правильно пользоваться своими правами. Также важно доносить до детей, что взрослые заботятся о них, об их безопасности, а не просто, например, отстаивают свою точку зрения, которая не совпадает с детским взглядом на какую-то ситуацию. Ваш вопрос напомнил мне один случай из моей родительской практики. Мой сын только пошел в первый класс и однажды попросил меня кое-что для него сделать. Я ответила ему, что не буду этого делать, поскольку это неприемлемо, но сын настаивал на том, что я должна ответить «да», так как ему очень этого хочется и у него есть права. «Это же право ребенка! А я ребенок и у меня есть мои права! Именно поэтому ты и должна это выполнить». Я объяснила ему, что я не должна этого делать, поскольку у меня, как у мамы, тоже есть права и согласно этим правам я не обязана выполнять его просьбу. После этого, не сказав в ответ ни слова, он вышел из комнаты и через пять минут вернулся с книгой в руках. «Посмотри! – попросил он. – Вот несколько страниц, где написаны права детей и нет ни одной страницы, ни слова о правах мамы. Вот видишь, ты должна это сделать!»

Полностью интервью с Илькиз Алтиноглю Дикмеер читайте в журнале «Современное дошкольное образование», №5/2019

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.