ISSN 1997-9657
       

Николай Веракса: «Современное дошкольное образование начинает учитывать роль ребенка в образовательном процессе»

№9 2019 Николай Веракса: «Современное дошкольное образование начинает учитывать роль ребенка в образовательном процессе»
Аннотация

Николай Евгеньевич Веракса – доктор психологических наук, профессор, ректор Международной педагогической академии дошкольного образования, руководитель лаборатории психологии и педагогики способностей Института психолого-педагогических проблем РАО, главный редактор журнала «Современное дошкольное образование. Теория и практика», почетный профессор Гётеборгского университета. Исследованиями в области психологии дошкольного возраста Николай Евгеньевич занимается почти полвека. Его вклад в психологическую науку и развитие дошкольного образования сложно переоценить. Он сформулировал концепцию структурно-диалектической психологии, основу которой составляет структурно-диалектический метод анализа психических явлений. На его основе была разработана система диалектического обучения дошкольников. Большинство детских садов выбирают в качестве основной программу «От рождения до школы», научным руководителем которой является Н.Е. Веракса. Он не просто разбирается в проблемах дошкольного образования, а знает о нем очень много. Этими знаниями мы и попросили Николая Евгеньевича поделиться. 

Полный текст

Николай Евгеньевич, журнал «Совре­менное дошкольное образование» выходит уже более 10 лет, в нем постоянно отражаются тенденции, происходящие в дошкольном образовании. Как, на ваш взгляд, изменилось дошкольное образование?

– Если говорить о тенденциях развития современного дошкольного образования, то можно отметить, что оно начинает учитывать роль ребенка в образовательном процессе, то есть не только роль взрослого. В нашей традиции считается, что взрослый ведет за собой ребенка, ребенок развивается, подражая взрослому, осваивает те знания, которые передает взрослый. Современное образование начинает смотреть на ребенка по-другому: как на представителя будущего. В этом случае ребенок становится более значимым. Возникает деликатная задача – общаться с ребенком именно как с носителем будущего. Не с ребенком, который должен освоить прошлое, а с ребенком, который представляет собой будущее, поэтому этот опыт организации будущего в дошкольном учреждении – одна из главных задач современного дошкольного образования.

Насколько современное дошкольное образование слышит голос ребенка?

– Начинает слышать. Однако этот вопрос сложный. Сложность с голосом ребенка вызвана тем, как мы будем на него смотреть. Можно смотреть с медицинской точки зрения. Например, новорожденный плачет, мама может не слышать его или не обращать внимания, считая – поплачет и перестанет. В этом смысле голос ребенка, его плач, говорит о некотором дискомфорте, который испытывает ребенок в данный момент. Но можно смотреть на голос ребенка как на носителя будущего – это совсем другой голос. И его довольно трудно встроить в образовательный процесс, потому что он, этот процесс, организован с точки зрения взрослого, а взрослый является носителем прошлого, то есть того, что уже случилось.

С точки зрения прошлого сложно организовать будущее, потому что будущее рассматривается как следующий шаг в развитии. Мы достигли определенного уровня, и будущее наступает после того, как мы делаем хоть маленький, но шажочек по сравнению с тем, что было.

Если смотреть на ребенка как на представителя будущего, возникает вопрос, нужно ли ребенку осваивать прошлое?

– Конечно, ребенок должен осваивать прошлое. Но здесь вопрос, в каком объеме? Например, у нас был язык вееров или язык цветов. Нужно ли ребенку их осваивать? Это явно прошлая культура.

Соотношение прошлого и будущего – серьезная проблема. Понятно, что нужно знать историю родной страны, всемирную историю, это интересно и важно с точки зрения понимания своих корней. Но есть множество других вопросов. Объем знаний прошлого безграничен, но объем знаний будущего еще более безграничен. Вопрос в том, как смотреть на это будущее – как на то, что лежит на поверхности прошлого, или как на отдаленное будущее. Ребенок – он представитель какого будущего?

На мой взгляд, ребенок – это такое загадочное существо, которое является представителем отдаленного будущего. Однако даже в современном сознании ученых, педагогов, родителей вот этого отдаленного будущего как бы и нет. Оно практически не представлено. Хотя мы уже сталкиваемся с такими проблемами будущего, как экология, проблемы устойчивого развития. То есть это совершенно другой взгляд на окружающий мир, мы же чаще смотрим на него как на прошлое – вырубаем леса, роем карьеры и т.д.

Вопрос в том, должны ли мы каким-то образом давать ребенку почувствовать будущее или должны обучать его прошлому – истории и другим разным наукам, непростой. Взрослый в значительной степени существует в прошлом. Поскольку взрослый взаимодействует с ребенком, то и ребенок поворачивается к прошлому.

То есть ребенок осваивает прошлое и на будущее у него времени не остается?

– Здесь нет такой линейной закономерности, но увидеть будущее – это совершенно особая задача современного дошкольного образования.

Можно ли сказать, что взрослые сейчас не знают, какие знания понадобятся детям в будущем?

– Это один из парадоксов современного образования вообще. Раньше было ясное понимание того, какими знаниями должен обладать представитель той или иной профессии. Например, журналист должен освоить язык так, чтобы уметь грамотно писать. Сейчас все используют Word, который исправляет ошибки. Возникает вопрос – насколько нужно знать в совершенстве язык, для того чтобы избегать ошибок. Взрослым кажется очевидным, что язык нужно знать досконально. Но ребенок-то видит, что есть различные электронные системы исправления, и он не понимает, зачем ему это учить. Или возьмем такую ситуацию – мы говорим, что знания необходимы. Нужно изучать географию, историю, литературу, а потом оказывается, что достаточно заглянуть в Google либо на YouTube, где есть нужная информация. Получается некоторый парадокс: зачем изучать все исторические события и факты, если это все представлено в интернете? Или зачем изучать иностранный язык, если есть переводчик?


В таком случае возникает вопрос – чему все-таки учить ребенка?

– Да не просто чему учить. Возникает вопрос – как мы понимаем это будущее, носителем которого является ребенок?

Очевидно, что у ребенка должна развиваться система общих способностей, и образовательный процесс должен обеспечивать их развитие. Ребенок должен осваивать опыт творчества. И не просто творчества, а успешной реализации своих инициатив. Ребенок должен научиться коммуницировать, взаимодействовать с другими людьми. Необходимо также и интеллектуальное развитие. У ребенка должна развиваться произвольность поведения.

Я бы сказал, что современное дошкольное образование важно направить не столько на изучение различных предметных содержаний, сколько на развитие детей. Очевидно, что развитие предполагает освоение содержания.

Я считаю, что современный детский сад должен делать акцент больше на обеспечении детского развития, чем на обучении.

ФГОС ставит такие задачи перед дошкольными учреждениями?

– Да, в Стандарте говорится о развитии метаспособностей и т.д., поэтому такие задачи ставятся. Однако чтобы решать эти задачи, их мало поставить. Нужно еще найти методологию решения, а методология пока до конца не выстроена. Это очевидно даже на примере гаджетов: пока непонятно, что с ними делать. Здесь мы наблюдаем парадокс: с одной стороны, девайсы есть у всех, но все говорят, что детей нужно ограничивать. Некоторые элементы противоречивости здесь существуют. Но это на относительно небольшом примере. Или возьмем современную математику, понятно, что дети должны ее осваивать, но как они должны это делать – без девайсов или с их помощью, неясно. Это совершенно разные подходы к освоению математики.

Ориентированы ли на будущее программы, по которым работают дошкольные учреждения?

– Большинство программ, скорее, из прошлого, хотя есть попытки разработки инновационных программ из будущего. Но они достаточно дорогие, и поэтому пока мы больше ориентированы на прошлое, чем на будущее.

Как, в таком случае, быть педагогам?

– Педагог может ориентировать ребенка на творчество, а не на репродуктивность. Если педагог ориентирует ребенка на творчество, это уже большой плюс. Очень часто это не требует больших финансовых вложений.

То есть педагог остается ключевой фигурой в дошкольном образовании?

– Педагог всегда будет ключевой фигурой.

Тем не менее, сейчас много говорится об изменении стиля взаимоотношений между педагогом и ребенком и необходимости взаимодействия с ребенком с позиции сотрудничества, а не с позиции учителя.

– В некоторых случаях позиция учителя необходима. Вообще ребенок должен понимать, что есть человек, который является главным в каком-то деле, и в этом случае этот человек выступает как учитель.

Но есть такие ситуации, в которых имеет смысл, чтобы ребенок был главным. Это образовательный процесс, характеризующийся партиципацией (participation – участие, сопричаст­ность). Ребенок является главным и важным, и мы это поддерживаем. Такие формы должны быть, поэтому современное дошкольное образование должно учитывать все вещи – и прошлые, и будущие, и настоящие. Будущее там должно быть обязательно представлено.

Как педагогу определить, в какой ситуации главный он, а в какой ребенок?

– Существуют определенные события, вокруг которых группируется наша история, например, война 1812 года или Великая Отечественная война. Эти даты являются ориентирами во времени, которые задают смысловое поле, в котором люди себя по-разному проявляют. Поскольку наша страна выстояла, то большинство граждан нашей страны не только были, но и являются представителями этого исторического процесса. В этом случае ребенок также оказывается вовлеченным в процесс.

В чем задача педагога? Педагог должен понимать, в каких процессах ребенок является просто вовлеченным, а в каких – автором. На мой взгляд, авторство, творчество больше связано с будущим, а вовлеченность с прошлым. Эти вещи должны поддерживать и дополнять друг друга.

Можно ли говорить, что с учетом всех изменений, происходящих в дошкольном образовании, ведущей детской деятельностью по-прежнему остается игра?

– По этому поводу есть разные мнения. Большинство специалистов склоняется к тому, что игра по-прежнему ведущая деятельность детей дошкольного возраста. Но есть ученые, которые считают, что общество развивается, появляются другие формы активности, и игра теряет свою значимость как ведущий вид деятельности. В качестве примера приведу результаты исследования, согласно которому получается, что у детей развиваются исполнительские функции, то есть произвольность, вне игровой деятельности, хотя раньше считалось, что произвольность развивается через игру, и это одна из заслуг игровой деятельности. Но оказалось, что есть дети, у которых игровая деятельность на низком уровне, а произвольность на высоком. Подобные факты говорят о том, что игра начинает терять свой развивающий потенциал. Это может быть связано с тем, что появились какие-то другие формы активности, влияющие на развитие произвольности.

Например, какие?

– Это различные гаджеты, когда ребенок начинает управлять сложным прибором, который предполагает высокую степень произвольности. Ребенок не играет, а манипулирует этим девайсом.

Дети перестали любить играть?

– Многие отмечают, что игра уходит. У нас раньше были детские дворовые сообщества. Сейчас их нет. Что значит «детское дворовое сообщество»? Это разновозрастный состав детей. Кто-то был главным, кто-то занимал подчиненное положение. Организовывались соответствующие игры. Дети включались, было освоение различных логических игр, сейчас мы не видим, чтобы дети в них играли. Игры с правилами, например «Чижик», «Казаки-разбойники» и т.п., сейчас исчезли. Если какой-то вид игры исчезает, это говорит о том, что игра должна видоизмениться, один вид игры перейти в другой, но этого не произошло. Значит, что-то с игрой не то, раз она не рождает другие формы.

Интервью вела Лариса Бурмистрова

Полностью интервью с Николаем Евгеньевичем Вераксой читайте в журнале «Современное дошкольное образование» (№03/2019) и смотрите на нашем канале в YouTube

 

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.