ISSN 1997-9657
       

Практика, проблемы и перспективы работы групп дневного ухода за детьми дошкольного возраста по технологии «языковое гнездо»

№10 2019 Практика, проблемы и перспективы работы групп дневного ухода  за детьми дошкольного возраста  по технологии «языковое гнездо»
Полный текст

В апреле 2019 года исполнилось два года, как в селе Ведлозеро Пряжинского района Республики Карелия начало работу языковое гнездо. «Языковое гнездо» – вариативная форма дневного ухода за детьми дошкольного возраста в сочетании с этнокультурным педагогическим сопровождением без реализации программы дошкольного образования.

Языковое гнездо – это весомая часть мер по оживлению, возрождению в конкретной местности карельского языка, относящегося к языкам национальных меньшинств и находящегося под угрозой исчезновения. Целью языкового гнезда является создание условий для воспитания детей дошкольного возраста, при которых дети могут овладевать, кроме русского, и своим генетически родным языком. Языковое гнездо внедряется там, где есть осознанное желание местных жителей сделать всё возможное для спасения и развития карельского языка, который по разным причинам угасает.

 

Село Ведлозеро тем и славится в Республике Карелия, что его жители осознают свою причастность к карельскому этносу и гордятся этим. По итогам последней переписи населения 69% жителей Ведлозера указали в графе «национальность» – карел (в среднем по району 31%). Настоящим достижением можно считать и создание в Ведлозере карельской региональной общественной организации «Дом карельского языка», которая смогла объединить население и на народные средства построить дом для сохранения и развития родной карельской речи. Все мероприятия проводятся здесь на карельском языке и ориентированы на укрепление семейных ценностей в мест­ном сообществе.

Активисты общественной организации «Дом карельского языка» предложили организовать дневной уход для детей дошкольного возраста по технологии «языкового гнезда» на базе помещений, являющихся собственностью НКО.

Организовать языковое гнездо в условиях обычного муниципального детского сада раньше не получалось по разным причинам: не хватает дополнительных ресурсов для выделения «языкового гнезда» в отдельную группу; образовательный процесс на карельском языке противоречит стандартам дошкольного образования; не хватает специалистов, свободно владеющих карельским языком.

Общественная организация «Дом карельского языка» также не могла самостоятельно реализовать свою идею без поддержки извне. Средства субвенции, направляемые в муниципалитет на дошкольное образование, могут быть использованы только на детский сад, имеющий лицензию на образовательную деятельность. Получить НКО лицензию было бы весьма затруднительно, т.к. помещения Дома карельского языка не будут соответствовать современным (довольно избыточным) требованиям санитарной и пожарной безопасности.

В результате объединения ресурсов НКО и органа местного самоуправления возникло такое уникальное социокультурное явление, как группа дневного ухода за детьми дошкольного возраста по типу «языкового гнезда». Общественная организация предоставила помещения, провела в селе Ведлозеро анкетирование и сформировала группу детей, и что особенно ценно, подобрала для работы несколько специалистов с педагогическим образованием, владеющих карельским языком как родным. Администрация района предоставила средства гранта Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, а также частично компенсировала затраты на заработную плату воспитателей из местного бюджета.

С апреля 2017 года и по настоящее время группу «языкового гнезда» стабильно посещают 9 детей в течение всего дня (10 часов) и 5–6 детей приходят на занятия (2–3 часа). Помещение Дома карельского языка, построенное из экологически чистых природных материалов, оборудовано всем необходимым для ухода за детьми и для их развития. Имеется мебель, игрушки, дидактические материалы, кухонная и столовая посуда, компьютерная и бытовая техника, сантехническое оборудование.

Педагоги этнокультурного профиля занимаются с детьми ручным трудом, рисованием, лепкой, развитием речи, музыкой, знакомством с окружающим миром. Все время пребывания в игровой комнате взрослые общаются с детьми только на карельском языке; дети этот язык понимают, пытаются отвечать взрослым, но между собой общаются, разумеется, на русском языке, часто используя карельские слова или целые фразы. Иными словами, языковое гнездо поддерживает двуязычие детей дошкольного возраста. С детьми ежедневно работают два педагога, один повар. По факту все активисты Дома карельского языка стали коллективным воспитателем детей. Особенно ценным можно считать общение детей с людьми старшего поколения, которые являются носителями живого карельского языка. Активисты Дома карельского языка уверены, что через изучение родного языка удается гармонизировать отношения в семьях детей, посещающих языковое гнездо.

Абсолютно все родители готовы помочь в устроении быта в Доме карельского языка. Все семьи принимают участие в благоустройстве игровой площадки на улице и дворе, участвуют в субботниках, по очереди завозят питьевую воду, приносят продукты со своих участков (лесные и садовые ягоды, овощи, мясо и рыбу). Ни один ребенок и ни одна семья не выпали из «гнезда», пока оно работало в режиме проекта. Наоборот, появились новые желающие. Созданный прецедент в работе общественной организации послужил активности большого количества жителей села Ведлозеро.

Проект, в котором принимали участие активисты Дома карельского языка, продолжался 18 месяцев и завершился в сентябре 2018 года. Анализируя итоги, все участники создания языкового гнезда и внешние эксперты признали позитивный опыт реализации проекта и уникальность языкового гнезда как социокультурного явления.

Уникальность данной практики проявилась многогранно. Например, в том, что учредителем стала общественная организация; что идея поддерживается многоканальным финансированием – средства гранта, бюджет района, собственные средства НКО, добровольные пожертвования. Нормы и правила, сложившиеся в языковом гнезде основаны на здравом смысле, традициях народного воспитания, доверии родителей. Режим дня формировался не от предписаний, а от потребностей детей, а питание максимально приближено к традиционной домашней кухне.

В ходе анализа были выявлены и риски, возникающие после реализации проекта: не утратят ли дети языковые способности при переходе в школу, в условиях ограниченности регионального компонента учебного плана; не приведет ли наличие альтернативной группы к сокращению численности детей в муниципальном детском саду, а в дальнейшем и к реструктуризации учреждения? И главный вопрос – чем можно поддержать подобную форму дошкольного воспитания по окончании проекта?

Сразу после его завершения была приостановлена компенсация заработной платы педагогам со стороны органа местного самоуправления (ранее это было условием софинансирования по гранту). Все заботы по содержанию группы дневного ухода взяли на себя активисты общественной организации, остальные же стороны считают, что у них нет правовых оснований оказывать языковому гнезду финансовую поддержку в сложившихся условиях. Либо помощь предлагается на таких условиях, при которых утрачивается изначальный смысл такой вариативной формы дошкольного воспитания как языковое гнездо.

Почему?

Возможно потому, что это явление оказалось на стыке нескольких отраслей социальной сферы: образование, социальная защита и национальная политика. Даже если общественная организация «Дом карельского языка» в целях получения государственной поддержки войдет в реестр поставщиков социальных услуг, возникнет вопрос: каких услуг? Ведь любая попытка отнести языковое гнездо к какой-либо из отраслей порождает или новые препятствия, или выхолащивает идею.

Если за основу принять тезис, что языковое гнездо – это присмотр и уход за детьми дошкольного возраста, то его следует отнести к разряду социальных услуг в соответ­ствии с общероссийским классификатором видов экономической деятельности. Но сама по себе услуга по присмотру и уходу не содержит основного смысла языкового гнезда, суть которого заключается в этнокультурном языковом сопровождении, в создании плотной языковой среды. В этом смысле языковое гнездо служит удовлетворению этнокультурных потребностей и может быть отнесено к сфере национальной политики.

Получить государственную поддержку по данному направлению возможно только участвуя в конкурсах на предоставление грантов по различным проектам для НКО. Этот источник помощи уже давно освоен общественниками, активно используется, но он не дает стабильности в финансировании и вынуждает авторов проекта каждый раз моделировать (или ломать) идею проекта под приоритеты того фонда, который является грантодателем. Кроме того, проекты по линии национальной политики предполагают в основном финансирование событий, мероприятий, но не процессов и текущей работы.

И третья точка в триаде проблем по определению статуса языкового гнезда – это сфера образования, точнее дошкольного образования. Образование – это жестко регламентируемая отрасль социальной сферы, подвергаемая многостороннему контролю на всех уровнях от рядового сотрудника до учредителя. Поэтому взять на себя ответственность за создание и функционирование языкового гнезда в условиях правового вакуума не желают ни руководители детских садов, ни органы местного самоуправления.

Для работы языкового гнезда как структурной единицы образовательной организации есть несколько очевидных препятствий, которые связаны с лицензионными требованиями. Во-первых, требования к структуре и содержанию образовательной программы, если языковое гнездо действует как дошкольная группа с правом реализации образовательной программы дошкольного образования. В соответствии с Законом «Об образовании» РФ и РК образовательная деятельность осуществляется на государственном языке Российской Федерации. В Республике Карелия карельский язык не имеет статуса государственного языка, поэтому для того, чтобы соответствовать стандарту дошкольного образования, необходимо соблюсти пропорции в использовании русского и карельского языка в образовательном процессе в пользу языка государственного. И это уже нарушает технологию «языкового гнезда» в чистом виде.

Конечно, можно с помощью закона «О государственной поддержке карельского, вепсского и финского языков в Республике Карелия» (ст. 50) и закона «Об образовании в Республике Карелия» создать условия для изучения языка путем формирования отдельной группы как структурного подразделения детского сада. Но это будет изучение языка, а не образование на родном языке. К тому же дополнительные расходы муниципального бюджета, связанные с выделением отдельной группы и необходимостью расширения штата для языкового гнезда, никак не компенсируются по региональному законодательству. Повышающий коэффициент к нормативу финансирования на каждого обучающегося, изучающего родной язык, применяется только в отношении школьников, но не дошкольников.

Если языковое гнездо создается в виде семейной дошкольной группы без реализации программы дошкольного образования, то ситуация упрощается в части содержания работы, но при этом усложняется по части требований к размещению. Действующие нормы и правила санитарной безопасности распространяются на два типа помещений: либо это типовое здание дошкольной образовательной организации с применением СанПиН 2.4.1.3049-13 «Санитарно-эпидемиологические требования к устройству, содержанию и организации режима работы дошкольных образовательных организаций»; либо это жилое помещение с применением СанПиН 2.4.1.3147-13 «Санитарно-эпидемиологические требования к дошкольным группам, размещенным в жилых помещениях жилищного фонда».

Помещения, находящиеся в собственности НКО, не являются жилыми, поэтому у общественников нет возможности использовать более лояльные санитарные нормы для групп присмотра и ухода. Получается, что единственным вариантом для официального признания языкового гнезда и перевода его из режима проекта в штатный режим является получение лицензии на дошкольное образование со всеми отягчающими последствиями, связанными с применением СанПиН для детских садов. Это надежный вариант, но не рациональный для НКО, ведь работа языкового гнезда – это не единственное направление их деятельности, да и расходы на полутораметровый забор, видеонаблюдение, на избыточное оборудование пищеблока и прочие хлопоты непосильны для бюджета общественной организации, существующей в основном на добровольные взносы.

Как же можно в сложившейся ситуации поддержать инициативу общественной организации по созданию языкового гнезда?

На уровне органа местного самоуправления:

1. Утвердить положение о языковом гнезде, не подгоняя его сути под лекала существующей нормативной базы. Предусмотреть в данном положении возможность использования более щадящий вариант СанПиН 2.4.1.3147-13

«Санитарно-эпидемиологические требования к дошкольным группам, размещенным в жилых помещениях жилищного фонда». Даже при отсутствии в этом документе трех актуальных букв «НКО», в нем же содержатся конкретные требования к помещению. Если муниципальная комиссия обследует помещения НКО, используемые под языковое гнездо, и установит соответствие условий требованиям СанПиН 2.4.1.3147-13, то так ли уж это важно, что они не «жилые»?

2. Заключить соглашение о сотрудничестве между администрацией национального муниципального района и общественной организацией о передаче части полномочий по удовлетворению этнокультурных потребностей населения и предоставить небольшую субсидию на компенсацию расходов, связанных с содержанием языкового гнезда.

На этом можно было бы и остановиться, если не считать, что сохранение карельского языка в Республике Карелия – это дело не только муниципального масштаба, но и регионального. Поэтому хотелось бы иметь меры поддержки и в виде региональных программ, целевым образом направленных на распространение практики языковых гнезд и их субсидирование.

Чтобы данная технология укреплялась не только через общественников, но и через детские сады, необходимо распространить повышающий коэффициент на каждого ребенка, изучающего родной язык, не только на школьников, но и на дошкольников. Кстати сказать, в региональном законодательстве почти двадцатилетней давности был предусмотрен норматив на каждого ребенка, в отношении которого образование (школьное и дошкольное) ведется на родном языке. Но возможность сейчас вернуться к такой позиции входит в противоречие между требованием федерального стандарта дошкольного образования в части языка образования и отсутствием статуса государственного у карельского языка.

Что же касается позитивных изменений в федеральном законодательстве, которые могли бы упростить данную ситуацию, то здесь уместно в санитарных правилах и нормах расширить спектр субъектов, оказывающих услуги по дошкольному образованию или присмотру и уходу за детьми, а также объектов, в которых эти услуги оказываются. В частности, включить туда НКО, социальное партнерство с которыми декларируется, а на деле же осложняется множеством формальностей.

Конечно, ситуацию с языковом гнездом, созданным КРОО «Дом карельского языка» в селе Ведлозеро Пряжинского национального муниципального района Республики Карелия, можно считать локальной, почти частной. Но в ней, как в капле крови, проявляется вся совокупность проблем, которые препятствуют продвижению прогрессивных идей из провинции: межведомственная разобщенность, страх перед надзорными органами, скудность местных бюджетов, отсутствие учета региональных особенностей в федеральном законодательстве и его догоняющий характер, подозрительность к деятельности НКО и другие сложности.

Несмотря на это, языковое гнездо в Ведлозере продолжает работу с детьми, у него появляется все больше союзников, которые разделяют идею сохранения карельского языка через воспитание детей и выражают готовность совместно преодолевать проблемы, частичное решение которых хотелось бы найти в год языков коренных народов. 

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.