ISSN 1997-9657
       

Проект «Давайте дружить садами!»

№4 2018 Проект «Давайте дружить садами!»
Аннотация

Сегодня дошкольное образование как никогда нуждается в открытости: ФГОС стимулировал появление различных региональных практик и моделей, и возникший опыт находится на такой стадии, когда может быть вынесен на профессиональное обсуждение за пределами области или края. У практиков из регионов – руководителей организаций и служб их научно-методического сопровождения, физически отдаленных от коллег тысячами километров, возникла потребность «открыть двери» детских садов не только через информацию на сайте организаций.

Это потребность в общении напрямую с коллегами, профессиональный разговор о тех дорогах, опасных поворотах и победах на них, которыми идет дошкольное образование уже более четырех лет. Согласование позиций во взглядах на приоритеты дошкольного образования не отменяет индивидуальности траекторий его построения, а приобретение единомышленников всегда укрепляет позиции практика.

Площадкой для отражения общения заведующих и их научных руководителей стали страницы нашего журнала.

Участниками первого полилога в скайпе стали Айталина Владимировна Кротова, заместитель заведующего по ОВР МБДОУ Центр развития ребенка – детский сад №10 «Туллукчаан» (Якутск), которая выступила в роли интервьюера. На ее вопросы отвечали: Ирина Николаевна Бычкова, заведующая МБДОУ «Центр развития ребенка – детский сад №182» (Воронеж) и Татьяна Валерьевна Кривцова, заведующая лабораторией проблем детства Воронежского института развития образования, научный руководитель воронежского регионального инновационного проекта в сфере дошкольного образования.

Полный текст

Кротова А.В: Ирина Николаевна, как давно детский сад имеет статус инновационной площадки? В чем актуальность реализуемого инновационного проекта?

Бычкова И.Н.: В этом году детский сад отмечает 30-летний юбилей. С момента создания образовательной организации мы были базой института повышения квалификации.

А сейчас мы многостатусное учреждение, и самым главным статусом, которым мы гордимся на данный момент, является то, что по итогам конкурса проектов инновационной деятельности нас признали «Лидером образования Воронежской области» (Название конкурса. – Прим. ред.). Также мы являемся стажировочной площадкой для ВИРО и имеем возможность транслировать свой инновационный опыт для региональных коллег в формате курсов повышения квалификации, общаемся с нашими коллегами из других регионов. Кроме того, мы являемся участниками регионального проекта по дуальному образованию, и нашим сетевым партнером является губернский колледж – педагогическая организация СПО, студенты которой проходят разные виды практик на нашей базе.

В основе нашего проекта «ИГРОГРАД» – поддержка детской инициативы, использование инновационных технологий, и конечно же, сама форма работы. Даже название нашего проекта – «ИГРОГРАД» – говорит о том, что в первую очередь это игра, игра и еще раз игра. Безусловно, также творческая и экспериментальная деятельность. Мы начинали с идеи вынести образовательную деятельность на прогулочные площадки, но развитие проекта (в настоящее время идет второй год его реализации) расширило наши планы.

Кротова А.В.: Если вы реализуете проект на внешней территории детского сада, получается, «ИГРОГРАД» работает только в теплое время года? 

Бычкова И.Н.: Проект, как любое социальное творчество, повел нас дальше: в данный момент у нас создано единое образовательное пространство. Территория реализации проекта сейчас состоит из трех кругов: в первом круге, внутреннем, – групповые ячейки, следующий круг – это наши помещения, рекреации и кабинеты (у нас есть кабинетная система). И третий круг – наша территория. Находясь в процессе реализации этой модели, мы нацелены получить некий образовательный педагогиче­ский продукт, который объединит все эти три круга. 

Когда мы разрабатывали проект, нужно было принимать организационные, образовательные, управленческие решения для построения модели. А нас изначально привлекала модель, в которой все воспитатели, педагоги дополнительного образования, все специалисты, помощники воспитателей, логопед, психолог – все осуществляют свою образовательную и игровую деятельность в игровых и образовательных локациях, находящихся на территории детского сада. Также нам было проще начать именно с этого круга, так как изначально у нас были некие пробы: мы выходили со специалистами на территорию детского сада, как бы удлиняя так называемую прогулку. И в этом контуре, внешнем, наша модель отработана, и мы четко понимаем механизм её реализации, готовы им делиться. 

Но мы очень долго не могли найти возможность перейти вовнутрь детского сада, так как хотели сохранить все образовательные решения, принятые на внешнем круге, но у нас это не получалось. И вот здесь сработала мудрость нашего научного руководства: Татьяна Валерьевна Кривцова, наш куратор от ВИРО, предложила очень простое на первый взгляд решение. Внутри детского сада на большой рекреации, площадью более двухсот квадратных метров, мы создали игровые и образовательные локации для детей. 

Наша модель работает по возрастным параллелям. Как это действует? К примеру, наши три подготовительные группы приходят в игровой центр, дислоцируются в нем, а потом согласно нашей модели, по так называемой «вертушке», дети расходятся на образовательные и игровые локации. Таким образом, мы сохранили все образовательные решения, которые были приняты по организационной модели внешнего круга, и перешли на внутренний круг.

Кротова А.В.: Сколько же времени ребенок проводит на территории детского сада в летнее время года? 

Бычкова И.Н.: От завтрака до обеда, то есть практически всё время ребенок находится на территории детского сада. И весь педагогический коллектив также находится рядом с детьми. Реализация нашей образовательной программы происходит на территории детского сада и во второй половине дня после сна, до того как мы прерываемся на ужин, а после этого вновь выходим на прогулку. 

Кротова А.В.: Существует ли финансовая основа для реализации инновационной деятельности, и из чего она складывается для вашей образовательной организации? 

Бычкова И.Н.: Дело в том, что работа в двух региональных проектах (сначала, четыре года назад, в средовом, а сейчас в проекте по образовательной модели) строится в рамках трехстороннего соглашения, подписанного департаментом образования, науки и молодежной политики Воронежской области (обратите внимание – региональный уровень), администрацией городского округа Воронеж и нами. 

Это нам дало финансовую гарантию поддержки нашего проекта. Как эта поддержка выглядела? Если говорить про наш первый, средовой проект, – нам было выделен грант в 2 миллиона рублей, которые мы могли в соответствии с проектной заявкой потратить на приобретение инновационного оборудования, а ещё в рамках трехстороннего соглашения 10% было выделено на стажировку и 10% к нашей общей субвенции на стимулирующую часть заработной платы наших работников и также на укрепление материальной базы. Это материальная поддержка, которая имеется в рамках нашего проекта.

И, конечно, много направлений для вложений есть в наших планах. Однозначно, если бы пришли крупные средства, мы бы их потратили на обучение наших сотрудников с приглашением международных экспертов. Обучили бы командно весь детский сад. Вот это, наверное, моя сама большая мечта. Поделюсь ещё планами изменений «в среднесрочной перспективе». У нас есть интересная задумка: мы хотим сделать вертикальное зонирование своих групп, чтобы дети самостоятельно могли менять их архитектуру. Эта задумка требует не очень больших денег, и я надеюсь, что мы в следующем году на нескольких группах это апробируем и осуществим, пока не буду рассказывать, каким образом это будет сделано. 

Еще у нас много задумок по световому решению, ведь среда умеет «разговаривать» с детьми светом, запахом, цветом, и у нас тоже есть некие пробные решения, когда ребенок может сам активизировать, к примеру, любой центр активности в групповом помещении. Есть такие решения, которые могут заставить среду разговаривать, то есть с помощью среды, с помощью световых решений, можно выразить свое настроение, пригласить друга на игру, сказать, что я здесь хочу побыть один, что я сейчас хочу заняться именно этим делом, то есть многое можно сделать через световые решения.

Кротова А.В.: Из материалов сайта узнали про ваш фонд. Хотелось бы узнать о его работе больше…

Бычкова И.Н.: Фонд, про который вы меня спрашивали, действует не в рамках нашего инновационного проекта. Этот фонд существует уже 15 лет, представляете сколько! Он был создан по инициативе родителей воспитанников нашего детского сада для поддержки двух дошкольных учреждений: нашего детского сада, №182, и соседнего, детского сада №188. 

Фонд аккумулирует добровольные пожертвования юридических и физических лиц. Он находится в арендованном помещении не на территории детского сада, у него есть свои органы управления – генеральный директор, бухгалтер. Мы гордимся нашим фондом, это наше ноу-хау, мы разработали некий алгоритм взаимодействия с ним. 

Первым нашим обязательным шагом было предварительное согласование с городским управлением образования возможности взаимодействия с таким фондом, и мы получили на это разрешение. Затем прошли регистрационные процедуры – фонд был зарегистрирован, обзавелся уставом и так далее. Далее мы разработали алгоритм работы фонда: мы не можем произвести никакую закупку, никакие ремонтные работы без согласования с родителями, то есть каждая наша закупка, которая происходит в фонде, совершается с согласования председателей родительских комитетов групп. Это первая необходимость, это нужно делать обязательно, чтобы впоследствии не было никаких проблем. 

Фонд предполагает невозможность использования этих финансовых средств для поощрения сотрудников либо выплаты им каких-либо премий. Он создан только для поддержки материального состояния нашего учреждения. На что эти деньги тратятся? Во-первых, мы работаем без торгов. Вы сами понимаете, что такое работать без торгов – это возможность закупить то оборудование, которое мы, в силу разных нюансов, никогда по бюджету закупить не сможем. 

Как пример могу привести опыт такой закупки: дети у нас раскрашивают огромные коробки, им нужны настоящие малярные кисти, и мы покупаем им эти кисти, также мы покупаем, например, наждачную бумагу для того, чтобы поработать с шерстью (у нас преподаватель по изобразительной деятельности работает в этой инновационной технологии). Мы покупаем всевозможную бумагу, нестандартные, например, светящиеся краски, то есть всё то, что очень трудно купить через бюджет. 

У нас в фонде сложились некие традиции, которыми мы очень гордимся. Дед Мороз, например, на Новый год всегда детям приносит не только сладкие привычные подарки, но и массу игрушек, которые, естественно, закупаются на средства фонда. В этом году дети получили в каждой группе прозрачные мольберты, наборы для рисования на песке с подсветкой, оборудование для игр с водой и песком, большие модули, огромные машины… Традиционно из фонда у нас закупаются игрушки для выпуск­ников на память. Вы представляете, насколько мы, взрослые, счастливы, когда имеем возможность сделать вот такой праздник нашим воспитанникам! 

За 15 лет у нас не было ни одной жалобы от родителей, это говорит о том, что наш фонд абсолютно прозрачен. Потому что, когда мы разрабатывали алгоритм взаимодействия, мы разработали такую систему, что мы отчитываемся перед нашими родителями каждый месяц о том, сколько денег поступило в наш фонд, как было потрачено, и всегда выписывается остаток тех денег, которым мы можем располагать в следующем месяце.

Кротова А.В.: Замечательная и очень любопытная практика. Насколько она распространилась в Воронеже? Есть еще подобные практики у дошкольных организаций? 

Бычкова И.Н.: 15 лет назад я была инициатором создания такого фонда, но не каждому детскому саду управлением образования было разрешено взаимодействовать с такими фондами финансовой поддержки. То есть для этого нужно было заработать некую квоту доверия и доказать, что дошкольная организация сможет создать такой алгоритм действия, при котором финансовые потоки были бы абсолютно прозрачными. Разрешено было, насколько я помню, на тот момент работать 4 таким фондам в городе. А сейчас осталось 3 фонда.

Кротова А.В.: Каким образом обеспечивается безопасность воспитанников и соблюдение норм СанПиН при реализации инновационных идей? 

Бычкова И.Н.: Вопрос по безопасности и соблюдению санитарных норм нам задают нередко. И мы, конечно, не забывали ни на минуту, что самой первой нашей задачей, когда мы создаем любую модель взаимодействия, любую среду, должна быть безопасность.

Как сделать так, чтобы ребенок свободно передвигался по территории детского сада, чтобы он мог свободно осуществить свой выбор на территории детского сада, но при этом находиться в безопасном пространстве? Это очень сложно… Но, как выяснилось, возможно. Если говорить про наш третий круг, про территорию, то мы осознанно не соблюдаем принцип «гнездования», у нас, например, веранда не закреплена за каждой группой, а воспитатели, педагоги допобразования, другие специалисты выбирают некую большую территорию для реализации своих образовательных целей. 

Например, три подготовительные группы вышли на три веранды, которые ничем между собой не соединены, туда же вышли три воспитателя, каждый из них предложил детям какую-то интересную игровую локацию, интересную деятельность. И каждый воспитанник из этих трех групп может заниматься не только здесь, на конкретном участке, но и передвигаться свободно по этой большой территории. Как обеспечивается безопасность при этом? Есть некое поле взаимодействия воспитателей на этой большой территории, и когда ребенок попадает в поле этого перекрестного взаимодействия, педагоги обеспечивают безопасность этого ребенка. 

И еще я хочу сказать, что наши дети, осуществляя свой выбор, расходятся по территории на образовательные локации. И на конкретной образовательной локации в эту минуту могут оказаться дети из разных групп. Те педагоги, которые находятся на этой локации, ответственны в данный момент за нее, и обеспечивают безопасность детей на этой территории. Например, в нашем парке каруселей и качелей дети могут свободно прийти и покружиться на каруселях и покачаться на качелях. Кто обеспечивает безопасность? Помощник воспитателя, мы используем вспомогательный персонал. 

У нас дети могут совершенно спокойно передвигаться вокруг детского сада на велосипедах, самокатах, роликах (которые тоже, кстати, приобретаются из средств фонда). Здесь у нас есть так называемая «мертвая зона» за детским садом, они не попадают в поле зрения наших педагогов, но и там у нас есть дежурный помощник воспитателя, который следит за детьми. 

Вы знаете, дорогу осилит идущий, вот это я могу абсолютно точно сказать… Есть люди, которые ищут причины, не позволяющие что-то сделать, мы с Вами относимся к людям, которые ищут возможности найти правильную дорогу, и вы знаете, эта дорога украшена искренним детским смехом и благодарными улыбками наших родителей.

Кротова А.В.: Какие нормы санитарного законодательства для дошкольных организаций, по вашему мнению, необходимо пересмотреть, модернизировать?

Бычкова И.Н.: Что касается СанПиНа – можно говорить об очень многих несоответствиях между требованиями нашего стандарта и требованиями СанПиНа. Но самое, наверное, главное несоответствие, о котором хотелось бы сейчас просто прокричать, это наше расписание и режим дня. Потому что мы давно уже живем по вариативному режиму, выходим на территорию детского сада на такое количество времени (!), а СанПиН рекомендует нам прописанный четко чуть ли не по минутам в каждой группе режим на теплый и холодный период года. Естественно, живя в нашем вариативном режиме, мы не соответствуем СанПиНу, ну или СанПиН нам не соответствует, так правильнее сказать. 

Кроме того, мы живем по нелинейному расписанию, и у нас бывает даже так, что каждая возрастная группа на каждый день имеет свое расписание. И такое «незаформализованное» расписание также не соответствует требованиям нашего СанПиНа. Но я надеюсь, что в ближайшее время общими усилиями мы как-то достучимся, и будут внесены изменения в наш СанПиН.

Кротова А.В.: Вы не раз озвучили термин «игровые локации», которые, по сути, являются центрами активности. Сколько у вас в среднем этих игровых локаций и меняются ли они в зависимости от интересов детей по принципу «среда не только развивающая, но и развивающаяся»?

Бычкова И.Н.: Игровые и образовательные локации выстраиваются в соответствии с темой недели. Мы работаем по комплексно-тематическому планированию, в соответствии с темой организуем эти центры и наполняем их сообща всем педагогическим коллективом. 

Вообще мы позиционируем, что весь детский сад – это «игросклад». То есть для формирования среды наших игровых и образовательных локаций мы можем использовать все оборудование, которое существует в детском саду. Еще есть физически существующие «игросклады», то есть там мы предлагаем набор всевозможного оборудования и игрушек для развития игровой деятельности детей для поддержки интереса как раз в рамках деятельности этих игровых центров активности.

Кротова А.В.: С помощью каких инструментов проводится оценка качества дошкольного образования? Были ли обратная связь по результатам ECERS-исследования? И поскольку шкалы ECERS – это инструмент, сфокусированный на среде, а вы работаете по средовым проектам, как вы считаете, каким образом среда, созданная в детском саду, влияет на результаты воспитанников? 

Кривцова Т.В.: Детский сад вошел в национальное исследование качества образования, но со второго года. Мы вообще очень долго искали инструмент, которым можно было измерить какие-то качественные характеристики. 

Мы понимаем, что инноватика – это своего рода минное поле, ты можешь придумать что-то новое, но не факт, что это будет понятно ребенку, принято им, поэтому в этом отношении нужен был инструмент как компас, который бы позволял нам сориентироваться, откорректировать свои проекты, откорректировать модели, какие-то средовые вещи, и как раз стартовало это всероссийское исследование. 

Конечно, безусловно, мы старались включать в региональную выборку наряду со случайно выбранными детскими садами и наши инновационные сады, которые вошли в перечень так называемых «сильных детских садов». И вот сад Ирины Николаевны в такую выборку сильных детских садов и вошел. По итогам исследования 2017 года данный детский сад имеет самый высокий балл среди всей выборки по шкалам ECERS-R в регионе.

В этом году мы уже стремимся изучать с точки зрения того, как условия, которые мы создали, как модели, которые мы воплотили, влияют на когнитивное развитие детей. Как раз в этом отношении идеологически федеральный проект нам очень сильно помог, как бы помог и направил, и мы планируем включить сад Ирины Николаевны в исследование 2018 года, где мы уже посмотрим, насколько коррелируют созданные условия с уровнем развития воспитанников по нескольким направлениям. 

У нас есть определенные задумки относительно того, как мы можем это сделать. Так, на семинаре обсуждались различные методики, сейчас уже прошла серия вебинаров, мы определяемся с едиными точками по инструментарию, но не исключаем, что за пределами этого исследования мы будем пробовать какие-то стандартные международные инструменты, которые котируются в международном педагогическом сообществе. Ну, например, такие, как тест Векслера, который позволяет измерить именно когнитивный уровень ребенка. Мы можем провести такое исследование и сравнить ребенка, который находится в специальных смоделированных нами условиях и ребенка, который посещает обычный типовой детский сад, и посмотреть, существует ли разница между ними и в чем. Но уже сейчас мы фиксируем то, что говорят учителя, к примеру, о выпускниках этого детского сада: дети очень свободны, самостоятельны, проявляют активную позицию в процессе учебной деятельности, а это очень важно при реализации стандартов начального общего образования. 

И ещё несколько аспектов использования шкал на территории области мы считаем важным для внутрирегиональной системы в отношении этого исследования. Мы сейчас уже понимаем, что, во-первых, экспертное обучение – дорогостоящее, во-вторых – длительное, в-третьих – сама процедура построена таким образом, что мы просто не можем найти такое количество экспертов внутри региона, несмотря на обучение, семинары и прочее, чтобы все дет­ские сады через эту внешнюю оценку прошли. Но мы со своими инновационными площадками приняли решение, что в этом году разрабатываем организационные механизмы использования шкал для самообследования, то есть для некоего первичного анализа на базе организаций, которые уже будут обращаться к эксперту в случае, если требуется помощь, для каких-либо консалтинговых процедур и так далее. Почему это важно? Потому что на сегодняшний момент запустить механизм внутренней оценки качества с развивающим потенциалом, без боязни выхода на внешние контрольные процедуры, очень важно. Мы планируем продолжать работу с этим инструментом за пределами регионального исследования с репрезентативной, но всё равно ограниченной выборкой, и разработать какие-то механизмы, которые бы позволили этим серьезно заниматься внутри образовательной организации. 

Все-таки очень трудно доказать, что шкалы – это инструмент развития, а не инструмент оценки, потому что образовательные организации все еще страдают от ожидания того, что их приходят оценивать и кто-то им поставит “двойку”. А здесь такой удачный момент, когда мы можем сами посмотреть объективно на свои результаты, у нас есть для этого инструмент и наша задача теперь организационно продумать, с какой периодичностью, кто будет отвечать, как будет закручиваться процедура и так далее и так далее, то есть масса вопросов внутри детского сада, для того чтобы это было не просто для галочки проведенное мероприятие.

Кротова А.В.: Шкалы ECERS– международный инструмент. Какие из современных отечественных и международных подходов, концепций вам, воронежцам, близки? Что используется вами в работе?

Кривцова Т.В.: В рамках сопровождения инновационной деятельности мы очень много ездили по России, были на выездных стажировках, практически всю Москву и Подмосковье объездили, неоднократно были, в том числе, и у «тубельцев», и в «Золотом ключике», и у тех, кто реализует программу Венгера «Развитие». Мы были в Ульяновске, стажировались там неделю в детском садике «Волгарик», где научный руководитель Татьяна Александровна Сидорчук, изучали ТРИЗ-технологии. Мы принимали у себя в гостях и ездили на стажировку в Великий Новгород, к Лидии Васильевне Свирской, изучали процесс индивидуализации. Поэтому мы работали с передовыми авторами, мы посетили большое количество инновационных, обычных, просто интересно работающих детских садов. 

А если говорить о каких-то международных исследованиях, то я думаю, что нам «очень вкусно» три направления: это Монтессори-педагогика в ее современном прочтении, но тут мы не обойдемся без международных экспертов, которые нам будут передавать без искажения, не местечково, а профессионально. 

Второе направление – это реджио-педагогика, потому что мы очень много экспериментируем со средой и, безусловно, среда как третий педагог и все, что с этим связано, нам очень интересно, но тут опять же нам нужна помощь коллег более высокого уровня, потому что внутри региона восполнить эти дефициты мы пока не имеем возможности. 

И третье направление – это технология со-конструирования В. Фтенакиса, которая сейчас горячо обсуждается в профессиональных кругах. И нам это интересно с той точки зрения, что идеологически все инновационные проекты как бы уже имеют необходимую базу, имеют фундамент для того, чтобы уже заводить серьезные профессиональные вещи, как инновационная площадка в течение года создает свой кейс технологий, которая обеспечивает эффективную реализацию проекта. Поэтому спектр технологий, который реализуется, очень широк. Даже внутри 11 игропарков, которые реализуют данную модель, очень много чего можно найти – от нашего отечественного Комиссарова до Марии Монтессори.

Кротова А.В.: Незадолго до нашего общения я прочитала о том, что ВИРО занимается не только научно-методическим сопровождением деятельности образовательных организаций, но и участвовал в проектировании детских садов. Это практика дейст­вительно вызывает неподдельный интерес, пожалуйста, расскажите об этом подробнее.

Кривцова Т.В.: Да, мы за последние два года открыли восемь новых детских садов. В чем же здесь наше региональное ноу-хау? В том, что мы подключаемся к проекту детского сада еще на стадии чертежей, когда еще нет фундамента. Параллельно со строительными работами и прокладыванием коммуникаций идет обсуждение образовательной концепции этого детского сада. Каждая из восьми новостроек имеет свою авторскую образовательную концепцию. И вы, наверное, видели в фейсбуке фотографию одного из наших детских садов в Панино, который мы недавно открыли. Собственно говоря, там мы начали первые эксперименты с реджио-средой, это инновационные спортивные залы, различные функциональные помещения, освоение рекреационных пространств и коридорных пространств в детском саду. Мы стремимся сделать так, чтобы каждый сантиметр его территории был функционально насыщен. В этом отношении у нас есть интересные проекты, например, панинский детский сад – это эко-детский сад, то есть там заложена краеведческая экологическая история: в Панинском районе Воронежской области был взят кубический метр чернозема, который хранится во Франции, в Париже как эталон. Поэтому в этом детском саду был организован музей земли, и, используя какие-то региональные основы, мы из этого развиваем образовательную концепцию, выстраиваем систему кабинетов, рекреаций, групповых ячеек.

Очень помогает, конечно, экспертная работа по национальному исследованию, потому что когда ты очень четко понимаешь, как должны быть обустроены функциональные зоны, как они должны располагаться, какие из них не должны пересекаться и как это все правильно организуется, то тут возникает тоже масса всяких идей. Проекты детских садов, которые мы открываем, очень интересны в профессиональном плане, мы тоже развиваемся через это поле. Мы проводим выездные семинары и стажировки, например, совсем недавно возили специалистов наших инновационных площадок по строящимся детским садам, показывали им совершенно разные средовые решения. И нас интересовали уже не количество закупленного оборудования, его суперсовременные и супердорогие экземпляры, а системный подход, как работает среда, как организован вот этот средовой механизм, то есть мы изучаем системные решения и благодаря такой вот поддержке новостроек у нас есть площадки, где мы можем это демонстрировать.

Кротова А.В.: Замечательная практика, регионы обязательно должны с ней познакомиться. Со своей стороны мне остается только вам пожелать, чтобы ваши идеи осуществились. В любом деле идея очень важна. Считаю, что хорошая идея – это половина успеха. У вас такая интересная, насыщенная жизнь, масса замечательных проектов. Имеется ли у детского сада информационная страничка в социальных сетях? Как вы обеспечиваете информационную открытость? 

Кривцова Т.В.: Пока внутри региона этот вопрос не поставлен на рельсы, поскольку для того чтобы иметь, к примеру, страничку в фейсбуке, нужно уже какие-то вещи проверенные внутри региона выносить, чтобы это было не просто всё обо всём. В этом нам помогают существующие сетевые сообщества. У нас есть сообщество «Региональные инновационные площадки». И вот внутри этого сообщества есть темы региональных семинаров, которые уже «отыграли» в первом полугодии. На каждую тему детские сады представляют свои решения. И если есть такая потребность посмотреть, что там такое внутри происходит, что обсуждается, что их волнует, то вы можете абсолютно свободно зайти на Образовательном портале Воронежской области в раздел «Сетевые сообщества ВИРО» и выбрать сообщества региональных инновационных площадок, ознакомиться со всем контентом, который там на данный момент размещен. Там достаточно информации, по некоторым темам имеется порядка двухсот публикаций. Поэтому, пожалуйста, заходите к нам, а еще лучше приезжайте, потому что все нужно видеть своими глазами. Также на сайте каждой стажировочной площадки есть вкладка «Инновационная деятельность», где можно посмотреть текущее состояние проекта.

Бычкова И.Н.: В рамках недавнего грандиозного футбольного события предлагаем поиграть на поле наших общих практик в образовательный не «мундиаль», а «модеаль», от слова «модель». Нам очень хочется вам, Айталина Владимировна, задать много вопросов и познакомится с философией и жизнью вашего детского сада. Будем с нетерпением ждать нашей следующей скайп-встречи.

Правила использования
Правообладателем настоящей статьи разрешается её использование только для личного некоммерческого использования в образовательных целях. Издатель не несёт ответственности за содержание материалов статьи.